Декарбонизация: климатическая политика в эпоху метамодерна

1.9K
6
Автор: Лев Сёмин
Понедельник, 29 августа, 04:30

Заподноевропейский механизм трансграничного углеродного регулирования пару лет назад вынудил власти Российской Федерации, ранее игнорировавшие экологическую повестку, заняться ею всерьёз. Переориентация экспорта на Восток в этом году не снизила возникшие экономические риски. О том, как и зачем в стране запустили сеть «карбоновых полигонов» — в материале специального корреспондента «Новгород.ру».

Эко-тренды: от общего к частному 

Радикально «зелёный» курс заподноевропейского политикума, задающий общемировые экологические тренды последних лет, уходит корнями в 2015 год. Тогда по итогам двухнедельной конференции в Париже почти 190 стран, входящих в ООН, приняли климатическое соглашение, впоследствии сменившее Киотский протокол. Его целью, согласно второй главе, стала активизация осуществления Рамочной конвенции по изменению климата. Участники соглашения потребовали достигнуть пик эмиссии углерода «настолько скоро, насколько это возможно».

Ни один международный документ в новейшей истории прежде не вызывал такого разнообразия оценок. Критики теории «антропогенного изменения климата» сетовали на влияние природных циклов и убеждали своих оппонентов в том, что негативные тенденции обусловлены не столько человеческой деятельностью, сколько естественными причинами. 

Самый ярый противник Парижского соглашения  бывший президент США Дональд Трамп  отказался от него, заявив, что выход поможет американским компаниям по добыче полезных ископаемых. Республиканец назвал «глобальное потепление» коварной мистификацией, а призывы к борьбе любой ценой  беспочвенной истерией. По законам звёздно-полосатого жанра, однако, консервативная революция благополучно сменилась «зелёным» президентством Джозефа Байдена. 

У нас — чуть менее прозаично. В сентябре 2019 года Дмитрий Медведев, будучи премьер-министром, подписал постановление правительства о принятии Парижского соглашения: РФ обязалась плавно переходить на «зелёные технологии» и бороться с «глобальным потеплением». То ли хитрость европейских лоббистов, то ли холодный расчёт имени Владимира Путина, но, так или иначе, соглашения приняли. И спустя какое-то время даже ратифицировали. Борьба за «зелёный» имидж стала общим местом. 

Призрачная идея введения «углеродной пошлины» на импорт в рамках Парижского соглашения бродила по кулуарам Евросоюза на протяжении нескольких лет, но воплотилась в жизнь лишь после окончательного принятия «зелёного курса» в 2020 году. До этого в ЕС действовала система поддержки энергоэффективных производителей, ведущих деятельность с минимальным объёмом выбросов. Европейцам удалось снизить их на миллиард тонн c 2008 по 2016 год. Чего вполне хватало. 

Хватало всем, кроме местных активистов. Согласно генплану «зелёного курса», Евросоюз решили декарбонизировать, сделав его флагманом нулевой чистой эмиссии парниковых газов к 2050 году. Насколько вообще реализуема эта задумка, эксперты ответить затруднились. Амбициозный проект так и не встретил понимания у восточноевропейских стран, но плата за сжигание топлива на основе углерода начнёт действовать уже в ближайшие годы. 

По словам экспертов, закон окончательно утвердят в 2026 году — с этого момента импортируемые товары начнут облагаться сбором. В случае если импортёры откажутся предоставлять данные об углеродоемкости продукции, их выбросы будут приравниваться к средним показателям эмиссии 10% худших европейских производителей. 

Недовольство предлагаемым углеродным налогообложением сразу выразили Турция, Китай и Великобритания. Сами авторы законопроекта заявили, что меры должны мотивировать компании переходить на «зелёные» технологии получения энергии, однако, по словам ряда экспертов, налог изначально носил сугубо протекционистский характер и не имел никакого отношения к защите климата.

Польшу, например, быстро окрестили enfant terrible: местные власти заявили, что смогут достичь климатической нейтральности только «в собственном темпе» и при финансовой поддержке, адекватной масштабу проблем. Неоднократно критиковали заподноевропейские планы и власти РФ: Владимир Путин называл углеродный налог «проявлением недобросовестной конкуренции». Специалисты осторожно замечали, что при самом негативном сценарии налог может обойтись русским поставщикам в 50,6 млрд евро в десятилетней перспективе. 

По данным «Интерфакса», механизм трансграничного углеродного регулирования затронет практически все виды чёрных металлов, за исключением ферросплавов и лома, а также распространится на импорт цемента, электроэнергии, азотных удобрений, алюминия, стальных труб и рельсов. 

kremlin.ru

Ввести собственный углеродный налог, который взимался бы в РФ за превышение компаниями целевых показателей выбросов, следом предлагал бывший спецпредставитель президента по связям с международными организациями Анатолий Чубайс. В случае появления такого налога ЕС мог освободить русские товары от нового трансграничного налога, но в Минэнергетики предложенные меры сочли губительными. Ссылаясь на опыт других стран, в ведомстве тогда заявили, что сбор потребует создания «сложных систем» формирования и распределения квот.

 Центр макроэкономических исследований обнародовал доклад, согласно которому платежи РФ по трансграничному углеродному налогу будет составлять от 40 млрд евро до 110 млрд евро в десятилетней перспективе. Введение этого налога ЕС могут оказать негативное влияние на российский ВВП, снизив его на 0,5%. Несмотря на сложности на европейских рынках, риски для экономики РФ будут увеличиваться, даже если она переориентирует свой экспорт на восток. И ждать послаблений на восточноазиатских рынках не стоит: требования у китайцев могут быть не ниже, чем у европейцев,  сообщали «Ведомости» в июне этого года. 

Дискуссии вокруг углеродных норм и «закручивания зелёных гаек» на фоне череды торговых войн ведутся на международном уровне по сей день. По мнению ряда экспертов, подлинной причиной появления углеродной повестки в риторике политиков стало желание заставить бизнес вкладывать средства в модернизацию производства. И эта версия выглядит наиболее взвешенно. 

Лесной катехон: теория и практика  

Чисто технически нулевой выброс парниковых газов подразумевает следующее: предприятие выделяет некий объём углекислого газа и одновременно этот же объём улавливает и перерабатывает. Карбоновый след в таком случае будет равняться нулю. Нейтральность в подобной интерпретации, по словам специалистов,  вполне реализуемая цель в масштабах не только одного предприятия, но и РФ в целом.  

 Национальная система с привлечением потенциала нашей науки уже выстраивается. Мы создаём здесь сеть так называемых «карбоновых полигонов», где отрабатывается контроль эмиссии и поглощения углекислого газа в режиме реального времени, производится оценка состояния природных систем, качества водных ресурсов и других параметров,  заявил Владимир Путин на прошлогоднем ПМЭФ.

Ещё в марте 2020 года Минэкономразвития РФ подготовило проект стратегии долгосрочного развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года. Направили её на траекторию диверсифицированного экономического развития. Базовый сценарий предусматривает повышение энергоэффективности экономики.

 Развитие по базовому сценарию позволит снизить углеродоёмкость российского ВВП на 9% к 2030 году и на 48% к 2050 году. В рамках сценария предусмотрено создание правовой основы и методологической базы, необходимой для технологической трансформации экономики, введение национального регулирования выбросов парниковых газов, создание системы климатического мониторинга,  добавили в Минэкономразвития. 

В качестве ответа принятым в рамках заподноевропейского «зелёного курса» мерам в феврале минувшего года Министерство науки и высшего образования РФ запустило пилотный проект испытаний технологий контроля углеродного баланса. По задумке, сеть «карбоновых полигонов» предназначена для мониторинга парниковых газов и создания методики расчётов способности поглощения углерода окружающей средой. 

Первый «карбоновый полигон» открыли год назад на базе биостанции «Озеро Кучак» Тюменского государственного университета. На встрече с президентом министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков заявил о планах создать десятки подобных объектов по всей стране. При каждом из них поставят «карбоновые фермы», которые, по прогнозам экспертов, к 2030 году превратятся в целую индустрию, где будут выращиваться леса для поглощения парниковых газов.

Владимир Путин, в свою очередь, согласился с тем, что декарбонизация  важное направление деятельности «не только в мире, но и в России». И следом выразил надежду, что новоиспечённые «карбоновые фермеры» не станут использовалось объекты «для достижения корыстных целей». А надежда, как известно, умирает последней.  

Карбоновые фермы  прототипы специальных предприятий по поглощению атмосферного углерода, которые могут появиться на карбоновых полигонах. На этих прототипах в полевом режиме будут отрабатываться специальные комплексы лесных и агротехнологий, а также другие элементы будущей секвестрационной отрасли.

Так, главная задача «карбоновых фермеров»  разработка фитокомплексов из генетически модифицированных растений, способных поглощать больше углекислого газа, чем обычные леса. По словам Валерия Фалькова, работа по созданию проекта опирается на силы местных академических институтов. При этом в финансировании создания «карбоновых полигонов» также участвуют частные инвесторы, в том числе — компании «Газпром нефть», «СИБУР», «Синара». 

Наши «зелёные» партнёры говорят о преимущественной роли человека в увеличении эмиссии парниковых газов. Подразумевается, что на «карбоновых полигонах» эту гипотезу проверят и, в случае чего, не позволят зарубежным экспертным группам, сославшись на результаты лишь собственных расчётов, надавить на РФ.

В прошлом году принят ФЗ «Об ограничении выбросов парниковых газов». Согласно документу, с января следующего года предприятия, выбрасывающие за год в атмосферу парниковые газы, масса которых эквивалентна более 150 тысяч тонн углекислоты, будут предоставлять отчёты об этих выбросах. Для предприятий, у которых ежегодные объёмы выбросов парниковых газов составляют 50 тысяч тонн, обязательная отчётность наступит с января 2025 года.

 Через 20-30 лет Россия может стать донором, который будет поставлять кислород и убирать CO2 по всему миру. За это донорство страна может получить деньги (например, от продажи квот), сопоставимые со стоимостью продажи газа за рубеж,  передаёт РБК мнение эксперта.

Сейчас местные учёные пытаются просчитать приблизительную площадь «карбоновых ферм», необходимую для достижения углеродной нейтральности. Новгородские — не исключение. 

На родных болотах  

На прошлой неделе в Красноярске состоялся стратегический образовательный интенсив «Практика создания карбоновых полигонов и сопутствующих климатических проектов: кадры, технологии, оборудование, новые вызовы». Там свою концепцию «карбоновых полигонов» презентовали новгородские специалисты.  

— Сейчас на территории РФ 13 полигонов, которые охватывают более 13-ти тысяч гектаров. Организаторы проекта тестируют отечественные опытные образцы оборудования для измерения потоков парниковых газов. Всего по стране планируют создать 80 карбоновых полигонов. В новгородской команде — проректор по научной работе НовГУ Андрей Ефременков, директор Института биотехнологий и химического инжиниринга Татьяна Вобликова, сотрудники кафедры геоэкологии и лесоустройства— сообщили в пресс-службе Новгородского университета имени Ярослава Мудрого

В пресс-службе НовГУ также отметили, новгородская концепция предполагает оснащение спецоборудованием и ввод в эксплуатацию трёх участков с разными природными условиями и антропогенным воздействием: на территории санитарной зоны группы компаний «Акрон», в Валдайском национальном парке и на территории торфоразработок компании «Европит» в Чудовском районе.

www.novsu.ru

 На карбоновых полигонах будут испытывать новые методологические подходы к зелёным насаждениям, абсорбирующим выбросы. В зависимости от фазы развития растения по-разному накапливают углерод: в фазе роста накопление невысокое, в следующих фазах идёт бурное накопление, а старые растения могут даже сами выделять углерод,  заявил Андрей Ефременков Нам нужно изучить весь цикл, подобрать биоразнообразие, чтобы насаждения, которые потом высадят, максимально хорошо справлялись со своей задачей. В перспективе хотим разработать программу циклических мероприятий, направленных на создание больших площадей растительности. Так мы сможем обеспечить углеродную нейтральность региона.

Новгородская область — регион весьма заболоченный. В целом, болота можно назвать «хранилищами» углерода, но когда их осушают, парниковые газы начинают выделяться довольно интенсивно. По словам новгородских учёных, на «карбоновых полигонах» планируют активно вести научно-исследовательские работы с дальнейшей разработкой одноимённых ферм. 

 На участках планируется посадка молодых деревьев  лиственных либо хвойных,  рассказал ассистент кафедры геоэкологии и лесоустройства НовГУ Андрей Иванов На участке, который будет формироваться на торфоразработках, сначала восстановят надпочвенный покров травосмесями. После формирования надпочвенного покрова будут подбираться саженцы. Территория всех трех полигонов  около 300 гектаров.

Отрасль совсем новая, и лишь несколько вузов начали по ней подготовку специалистов. Внятного законодательного механизма для присвоения территориям статуса «карбоновых ферм» пока нет. Как нет и понимания, стоит ли создавать «карбоновые полигоны» для чего-либо ещё, кроме как для подсчёта эмиссии газов в атмосфере, и не окажутся ли баснословные траты, связанные с их созданием, напрасными. 

Смотрите также

Волна банкротств и разорений: скандал вокруг поправок в закон «О рекламе» 2

В середине июля депутаты Госдумы в первом чтении приняли поправки в федеральный закон «О рекламе», предполагающие создание единого оператора цифровых рекламных объявлений. Законопроект под авторством единоросса Артёма Кирьянова вызвал серьёзные опасения у представителей рынка. Подробности — в нашем материале.

Найдёшь келью и под елью: в лесах Новгородской области плодится жук-короед

Аномальная жара и засуха 2021 и 2022 годов спровоцировали вспышку численности жука-вредителя — короеда-типографа — в лесах Новгородской области. По словам экспертов, потенциально в зоне риска сейчас находятся 135 тысяч гектаров леса. О реальном масштабе угрозы — в нашем материале.

Слой за слоем — в глубь веков: реставрация древних икон

В мастерской Новгородского музея-заповедника вовсю идёт реставрация уникальных икон XIV и XVI веков. О специфике работы и преимуществах нового оборудования мы поговорили с местным художником-реставратором высшей квалификационной категории Юрием Александровым.

Комментарии