1472

Чисто не радует

16 августа 1999 года Государственная Дума с первого захода утвердила нового премьера. Может быть, в расчете на то, что продержится недолго - как до него недолго продержались Кириенко, Примаков или Степашин. А может быть, из равнодушия: кто бы ни был, все равно ни во что не полезет и ни с чем не справится. Как показал исторический опыт, думцы полностью просчитались. Новый премьер удержался в своем кресле - ровно столько, сколько было необходимо для прорыва на следующий политический уровень; он рывком проскочил на властные антресоли.

Полез во все, что считал нужным. И со всем справился. По крайней мере, если смотреть в ближайшей исторической перспективе. Вопрос: каковы предварительные итоги, промежуточные следствия его несомненного личного успеха - для нас, грешных? Каково нам живется сейчас, по прошествии 7 лет?Если судить с внешней, формально-количественной точки зрения, то честный ответ должен звучать так: таким, как я - гуманитарным, активным и живущим в крупных городах - хорошо весьма.

Книжки начали выходить, продаваться; читай не хочу, пиши не могу. В кино успех очевиден: сняты и - главное - широко показаны неплохие фильмы: от «;Своих» до «;Связи», от «;Войны» до «;Моего сводного брата Франкенштейна».

А театр? Все пророчат конец репертуарному театру; Петр Фоменко меж тем строит новое здание; Женовачу недавно собственный театр подарили с барского плеча; Любимов на пороге 90-летия ставит и ставит.

Идем далее. Я лично смог реализовать давнюю мечту, и благодаря закрытой ныне «;Открытой России» с 2003 по 2006 год объездил свою родную страну вдоль и поперек, от Камчатки до Владивостока, от Омска до Владикавказа, от Нальчика до Дагомыса, от Новгорода до Волгограда и далее везде.

Это колоссальный опыт; разрозненные кадры, смонтированные встык, оживают, насыщаются объемом, перед глазами появляется движущийся образ разнородной подвижной России, которая стремится вверх и вширь, строится, растет, стряхивает с себя советский морок и тут же покрывается новой изморозью...Наберем воздуху в легкие, сделаем смысловую паузу, от высокого через среднее спустимся к низкому, но не менее важному. Поговорим про деньги. При малейшем чутье и умении быстро принимать решения, в это тучное семилетие можно было обеспечить себя материально. Гуманитарным трудом, без воровства и даже без унылого вовлечения в офисный бизнес: за умение составлять слова и лихо закруглять тексты стали пристойно платить.

Кроме того, всякий, кто успел до 2003-го взять ипотечный кредит, купил и обустроил свое жилище; каждый, кто не испугался после 2004-го взять другой кредит, на неотложные нужды, и вложился в элементарные коллективные инвестиции, заработал по 50 - 70 - 100 - 150 процентов годовых.

А уж кто как распорядился этим легально заработанным первоначальным полукапиталом - его личное дело. Хочешь, становись скромным портфельным инвестором, хочешь кути в ресторанах (между прочим, московские кафе давно уже лучше немецких, бельгийских и тем более стокгольмских), а нет - покупай спортивную машину и катай девушек.Что же до свободы слова, которая вроде бы зажата или даже уничтожена, то все гораздо сложнее. Зажата-то она зажата, но в Интернете вывешены онлайновые версии всех крупных западных газет; подписаться на  ВВС, CNN и прочие вражеские телеголоса можно без малейших проблем и не слишком дорого.

А любое сочинение, отвергнутое в подцензурных изданиях, с радостью (хоть и без гонорара) подхватят на форумах. Хоть в ЖЖ, хоть в «;ЕЖ». Свободы слова нет только для бедных и необразованных; для, тех, кто в ней не нуждается, и обречен смотреть исключительно родное ТВ. Которое, замечу в скобках, делают люди, обладающие всей полнотой политического знания. Их не сужу, затем, что к ним принадлежу.В стране учредился странный политический режим. Не авторитарный. А, я бы сказал, распределенческий. Власть, как сатана в средневековой притче, предлагает выбирать: в правой руке или в левой? Тем, кто выберет правую, гарантируют полноценную представленность в парламенте за счет партии власти, она же партия большинства.

И тут же отберут доступ к независимой информации и право на личный финансовый успех. Тем, кто предпочтет левую, наоборот, предоставят полную материальную независимость, откроют настежь информационные двери. Зато лишат права полноценного участия в политической жизни. В том смысле, что никаких депутатов от этой группы населения в большой нашей Думе нет и в ближайшие годы не будет. По-настоящему плохо только тем, кто не принял и не мог принять эти правила политической игры; кто попер поперек рожна. Иных уж нет, а те далече, как Сади некогда сказал...Но, как известно, у сатаны в руках ничего хорошего нет и быть не может. Только дрянь. Что в правой руке, что в левой. Не знаю, что чувствуют выбравшие правую (они молчаливы, как всякое большинство; впрочем, время от времени и они посылают сигналы бедствия, после монетизации льгот, из Южного Бутова и проч.). Но зато очень хорошо знаю, что ощущают те, кто оказался слева. Ничего хорошего они не чувствуют. При всех своих книжках, деньгах, видеотарелках и поездках по стране и миру. И вот почему.Представьте себе, что вас одели в дорогие одежды, выставили роскошные кушанья, усадили в удобное кресло, включили иностранный телевизор и попросили никогда не открывать окно.

Потому что вокруг воняет гнилью. Аппетит испортите. И не смотреть вниз. Поскольку видно, что висим над пропастью. Голова закружится. Вы день терпите, два, на третий начинаете тосковать, на пятый кусок не лезет в горло, на седьмой развивается клаустрофобия. И все кажется, что вот-вот начнется землетрясение, а пропасть вот она, а вонь - вокруг, а спасательных кругов нет, и противогазов тоже.Можно сказать и по-другому. Свобода - это возможность жить по правде не потому, что тебе приказали, а потому, что ты сам так решил. Деньги - всего лишь инструмент свободы. А творчество - бесконечный путь к ней. Если ложь объявляется высшей степень правды, то что тогда такое кривда? Если творчество ведет к деньгам, и только, творчество ли это? Если из денег выдаиваются исключительно деньги, то какой в них интерес? Вокруг нас нарастает политическая подлость и пошлость; наши союзники все больше напоминают гоголевских свиней в ермолке: то хрюкнет Чавес, то заржет Хамас, то ухмыльнется Каримов; наши элиты заперлись в Кремле, и думают, оттуда не слышно, как они между собой грызутся; в разгар нефтяного бума исчезает вино; средств много, а бедных не становится меньше.

Вопрос: мы этого хотели? Еще вопрос: мы стали счастливей от того, что начали легче жить? И еще вопрос: мы не предчувствуем новые потрясения?Собственно, об этом - старый анекдот.

Приходит новый русский в магазин елочных игрушек, возвращает купленные вчера шары: «;Заберите их, они ненастоящие». - «;Как ненастоящие?!». - «;Да чисто не радуют». Автор - обозреватель газеты "Известия" Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Эта новость была автоматически импортирована со стороннего сайта. Автор новости: РИА «Новости».