1984

Музей бессонницы открылся в башне Кокуй

Необычная дизайн-мистерия известного художника Леонтия Озерникова открылась в «Ночь музеев».

Ночь, бессонница, хаотичные мысли… Какие образы возникают у художника в минуты, часы бессонницы ярко демонстрируют экспонаты выставки.

На всех уровнях смотровой башни Кокуй представлено 15 скульптурных инсталляций — женских образов собранных из, казалось бы, совершенно не связанных между собой частей и целых предметов. Небольшие вещицы: элементы мебели, пишущих машинок, автомобилей, музыкальных инструментов создают скульптурную субстанцию, из которой и вырастают главные героини. Они полны эротизма и при этом суровы, как древние идолы.

Ева, Сфинга, Венера… Пятнадцать прекрасных женщин, каждая из которых олицетворяет один из этапов эволюции человеческой души.

Александр ОЛИГЕРОВ, руководитель молодёжной секции новгородского отделения Союза художников России: «Прежде всего, поражает высота вкуса автора, потому что такие вещи, достаточно эклектичные, которые мы видим в экспозиции, очень сложно сделать живыми. Потому как они всегда на грани: могут рассыпаться на отдельные элементы, узнаваемые и не очень, взятые из разных эпох.

Автору удалось соединить несоединимое и сделать его живым. А это очень важно, потому что художник, это не ремесленник, а волшебник — когда он делает из неживого живого. И я думаю, напрасно автор извинялся перед зрителями, когда говорил, что его работы могут вызвать и негативные эмоции. Пусть вызывают! Главное, чтобы зритель не ушёл без впечатлений. А работы Леонтия Озерникова вызывают бурю эмоций: положительных, негативных, противоречивых… Равнодушными не оставляют никого!».

Леонтий Владимирович ОЗЕРНИКОВ родился в городе Иркутске в семье театрального художника и драматической актрисы. Детские и отроческие годы будущего художника прошли в Севастополе, где отец Леонтия работал главным художником Драматического театра им. Луначарского, а мама служила в Театре Черноморского Флота. Очевидно, что детство, проведенное за кулисами, домашние разговоры родителей, их увлеченность своим делом, не могли не повлиять на выбор будущей профессии. Леонтий (или Лёва), как по-домашнему называли его родители и друзья, поступил учиться в Художественную школу в Севастополе. Учился с увлечением, и уже к моменту окончания школы понял, что хочет быть только художником. А для этого надо ехать в Москву, в Строгановское училище.

Вот так он и оказался в Москве, с которой с тех пор связана вся его жизнь. После окончания «Строгановки» (факультета «Промышленное искусство») Озерников по распределению два года работал в СХКБ Легмаш, параллельно по приглашению ректора преподавая проектирование в родном институте. Вспоминает, что был моложе всех своих студентов, которые, тем не менее, относились к нему вполне уважительно.

В 1975 году Леонтий Владимирович поступил на работу в качестве художника в Комбинат декоративно-оформительского искусства (ныне Гильдия Художественного проектирования) Московского Союза художников, членом которого стал в 1979 году. В Гильдии Озерников работает по сей день, создав за 35 лет десятки музейных экспозиций и выставок.

Леонтий Владимирович Озерников является постоянным участником выставок МСХ. Его работы неоднократно отмечены премиями, дипломами и медалями (в том числе Золотой медалью Академии Художеств РФ, медалью «За заслуги» Республики Вьетнам, юбилейной медалью к 200-летию Н.В.Гоголя, премией Св.Александра Невского и др.). Он автор экспозиции «Музея новгородского фарфора», открывшегося в апреле в Музее художественной культуры Новгородской земли.