1112

От сердца к сердцу

В этом году исполняется 140 лет со дня рождения Сергея Рахманинова. Распоряжением администрации Новгородской области 2013 году присвоили имя великого русского композитора. Юбилею Рахманинова будет посвящён целый ряд культурных мероприятий

О том, что ждёт новгородцев в Год Рахманинова, рассказал заведующий Музеем Аренского, Лядова, Рахманинова Валерий ДЕМИДОВ — Валерий Васильевич, сегодня много говорят о проблемах музыкального образования, определённой музыкальной неграмотности молодёжи. Между тем в Новгороде постепенно возвращаются из забвения имена таких великих композиторов, как Аренский, Рахманинов. Актуально ли для нас их творчество сегодня?

— Да, разумеется. Творчество Сергея Рахманинова и его учителя Антония Аренского служит стимулом для развития музыкальной культуры города. Не секрет, что сейчас мы погружены в популярную музыку низкого качества, больше шумную, чем выразительную, больше экстравагантную, чем проникновенную. Музыка русских композиторов помогает в мире этого шума найти то, что действительно украшает нашу жизнь, делает её более содержательной и интересной. Памятник Рахманинову в Новгороде — это не только укрепление престижа города, но и важный шаг в культурном развитии региона. На очереди теперь памятник Антонию Аренскому, общегородской музей Рахманинова, восстановление имения Онег. Кроме того, необходимо решить проблемы в сфере музыкального образования.

В общеобразовательных школах не хватает как учителей музыки, так и соответствующих уроков. Недавно в одной из школ я слышал, как ребята поют. Жалкое зрелище. Естественно тянущиеся к музыке школьники стремятся подражать популярным певцам, а те преподносят образцы халтуры и дурного вкуса. Хорошая музыка и обучение ей должны стать доступными не только учащимся музыкальных школ, но и общеобразовательных. К сожалению, зарплата преподавателей, в том числе и учителей музыки, безобразно низка.

— Что сейчас делается для популяризации творчества Рахманинова?

— В этом году завершается проект издания двух компакт-дисков с 48 произведениями, которые слушал Сергей Рахманинов в детстве. Текст и ноты взяты из двух сборников, обнаруженных в 1994 году в Ленинграде. Они составлены из русских и цыганских романсов и песен, популярных в позапрошлом веке. Почерковедческая экспертиза рукописного оглавления доказала, что сборники принадлежали бабушке Сергея Васильевича Софье Бутаковой. Ценность этой находки в том, что она доносит до нас подлинную музыку, звучавшую в доме будущего гения. Записанные на диски музыкальные произведения исполняются новгородскими артистами.

Кроме того, на май намечено проведение Международной конференции, посвящённой 140-летию композитора.

— Произведения Рахманинова сейчас исполняются достаточно часто. Известно, что у каждого пианиста есть своя манера исполнения, так что одно и то же произведение каждый раз звучит по-разному.

— Возьмём конкретный пример. В ряду отечественных исполнителей Рахманинова есть два замечательных пианиста — Николай Петров и Михаил Плетнёв. Для первого характерны фресковая размашистость, крупный мазок, для второго — акварельный, камерный стиль. Конечно, это совершенно разные артисты, но ведь двух одинаковых исполнений не может быть даже у одного человека. Манера исполнения зависит от того, какие чувства музыкант вкладывает в то или иное произведение, насколько точно он разгадал намерения композитора. Кстати, по-разному свои произведения исполнял и сам Рахманинов. И порой его оценки собственной игры не совпадали с мнением слушателей. Например, бывало, когда зал взрывался овациями на его концертах, сам Рахманинов недовольно отмечал про себя: «Играл, как свинья».

— Как вы пришли к творчеству Рахманинова?

— Мой путь был долгим. В музыкальной школе я не учился. Окончил в 1958 году Оренбургское музыкальное училище как дирижёр хора. На уроках, конечно, я слышал музыку Рахманинова и рассказ преподавателя о судьбе композитора, но тогда фигура Сергея Васильевича не вызывала у меня жгучего интереса. После окончания училища я три года работал в детской музыкальной школе города Бугуруслана Оренбургской области. И одно из музыкальных впечатлений там тоже было связано с Рахманиновым. Однажды поздним зимним вечером я задержался на работе. Кроме меня в здании школы была только старая истопница-татарка Марьям. И вот по радио зазвучал Второй концерт Рахманинова. Истопница, услышав фамилию, спросила: «Рахманинов? Он что, татарин?». Я тогда был не в курсе происхождения композитора, кроме того, мне хотелось послушать музыку, которая в очередной раз меня увлекла, поэтому я отмахнулся: «Да».

После окончания Ленинградской консерватории я приехал по распределению работать в Новгород. Там с 1965 года начала свою деятельность по приобщению новгородцев к имени Рахманинова Тамара Самсонова, бывшая оперная певица, а затем преподавательница музыки в ленинградских школах. Именно с её именем связано «второе пришествие» Рахманинова на Новгородскую землю после многих лет забвения. В течение 23 лет Тамара Александровна регулярно приезжала в Новгородский район и ухаживала за имением Рахманиновых Онег, стараясь придать этому запущенному месту более привлекательный вид. Ей удалось добиться того, что Онег был объявлен охранной зоной, остатки фундамента господского дома были ограждены металлической сеткой, рядом был установлен памятный знак. Многолетние усилия этой подвижницы почти увенчались успехом: в 1987 году группа московских архитекторов была приглашена для составления проекта восстановления Онега. К сожалению, проект пока не воплощён в жизнь из-за отсутствия финансирования.

Произведения Рахманинова есть в репертуаре каждого музыканта

— Вы давно занимаетесь личностью Сергея Васильевича. Благодаря вашим усилиям в колледже появился музей. Что для вас значит музыка Сергея Рахманинова?

— Признаюсь, в юности Рахманинов был на периферии моих музыкальных интересов, но сейчас я могу сказать, что мои симпатии среди всех русских и зарубежных композиторов принадлежат именно ему. Заниматься Рахманиновым я начал не только из любви к его музыке, но также из профессиональной солидарности: мне было очень обидно, что о нём мало что известно в местах, где он родился и провёл детство. Для меня это было как оскорбление беспамятством. А ведь этот композитор принёс России неизбывную до сих пор славу. Его музыка проникновенна, а многие произведения доступны для понимания даже неподготовленными слушателями. Это происходит потому, что в музыке Рахманинова воплощён девиз композитора: «Музыка должна идти от сердца к сердцу». Но главное чувство, которое она пробуждает во мне, — это гордость за то, что создана эта музыка русским композитором, нашим земляком. Рахманинов, несмотря на противодействия современных ему критиков и коллег, считавших, что музыка его несовременна, доносил своё русское музыкальное слово до западноевропейского слушателя. Кстати, долгое время на Западе его считали в первую очередь непревзойденным пианистом. А для нас, русских, Сергей Васильевич, наоборот, прежде всего композитор.

— Известно, что Рахманинов много лет прожил в эмиграции, в США, где он написал некоторые из своих произведений, и умер в Беверли-Хиллз. Можно ли его считать в какой-то степени американским композитором?

— Нет, конечно. Хотя среди произведений Сергея Васильевича есть одно, пожалуй, самое западное по своему звучанию — Рапсодия на тему Паганини. Но и в нём Рахманинов во многих чертах проявляет себя как русский композитор. Его музыка, возможно, не близка западному слушателю именно потому, что она русская. Известно, что для многих европейцев и американцев музыка Глинки, Бородина, Мусоргского, Римского-Корсакова представляется всего лишь экзотичной. Для нас же это великая, гениальная музыка, отражающая нашу душу, назначение и смысл существования. Неслучайно композитор и пианист Николай Метнер писал по поводу Второго концерта Рахманинова: «Каждый раз с первого же колокольного удара чувствуешь, как во весь рост поднимается Россия».

— Ранние произведения Рахманинова написаны под влиянием музыки Шопена и других классиков. Между тем поздний период его творчества пришёлся на эпоху, когда на Западе становились популярными рок-н-ролл, джаз. Нашли ли эти музыкальные тенденции отражение в его произведениях?

— Рахманинову были чужды современные ему течения в музыке, он даже признавался, что не понимает их. Но как музыкант, отличавшийся особенной восприимчивостью, он не мог пройти мимо достижений в области джаза. Однако, несмотря на то, что в некоторых его произведениях есть элементы этого стиля, Рахманинов никогда не делал из него культа. Да, в молодости Сергей Васильевич не избежал влияния других композиторов, в частности, Шопена, Листа, Вагнера, Чайковского, но всегда шёл своей дорогой.

— Известно, что в детстве юного Сережу сильно впечатляли колокольные звоны новгородского собора. Как повлиял новгородский период биографии композитора на его творчество?

— Этот период очень сложен для изучения, так как он не отмечен ни одним сохранившимся произведением композитора. Во время учёбы в Петербургской и Московской консерваториях Сергей проводил лето в Борисове, небольшом имении его бабушки Софьи Александровны Бутаковой, которое находилось в Деревяницах. Иногда по её просьбе Сергей садился за рояль, чтобы поиграть гостям, и объявлял, что исполнит произведения Шопена или других авторов со звучными фамилиями, а на самом деле играл свои импровизации. Об этом композитор вспоминал много лет спустя. К сожалению, импровизации не были записаны. Но тем не менее ясно, что впервые Сергей стал сочинять музыку именно на Новгородской земле.

В более поздние годы композитор не раз вспоминал о Новгороде и новгородском детстве. Это отразилось в нескольких произведениях, косвенно или прямо связанных с Новгородом. Например, известный романс Рахманинова «И у меня был край родной» на стихотворение Генриха Гейне, переведённое Алексеем Плещеевым. В очень лаконичном и ёмком стихотворении композитор увидел отражение собственной судьбы. Так, первая строка перекликается с периодом онежского детства Рахманинова, а другая — «Там ель качалась надо мной» — напоминает ему о настоящей ели, которая росла возле господского дома в имении.

Отличительной чертой музыки Рахманинова является её «колокольность». Звон колоколов, который впервые Сергей Васильевич услышал в своём новгородском детстве, представлен во многих вокальных, оркестровых и фортепианных произведениях. Так, о своей работе над Первой сюитой (Фантазией) для двух фортепиано Рахманинов впоследствии вспоминал: «Для третьей части… я тотчас нашёл идеальную тему — мне вновь запел колокол новгородского собора».

Газета "Новгородские ведомости" от 26.01.2013 г.

Владимир БОГДАНОВ (фото)