1123

Педагог школы искусств из Любытина возрождает традиции древнего промысла

Когда-то очень давно любытинская земля славилась умельцами гончарного дела. Популярность ремесла объяснялась наличием в земле подходящей глины. В каждой крестьянской семье взрослые делали горшки и кувшины, детям поручали крышки. Для забавы мастерили свистульки в виде разных животных.

К сожалению, сведений о традициях народного промысла, просуществовавшего, по словам местных старожилов, до конца 40-х годов прошлого века, сохранилось немного. Возможно, он так бы и канул в Лету, если б не старания Евгения НИКАНДРОВА, основателя художественного отделения Любытинской детской школы искусств. Более 20 лет назад для своих воспитанников он открыл курс керамики, основанный на технологиях старинного ремесла.

В авангарде Евгений Александрович — коренной любытинец, и даже его далёкие предки — из этих краёв. Он родился и вырос в посёлке.

Каюсь: до знакомства я представляла его себе человеком деревенским, крепким, расхаживающим чуть ли не в рубахе-косоворотке. А он взял и вмиг все мои стереотипы разрушил. Интеллигентный, худощавый, с иголочки одетый. Именно такого можно увидеть на выставке современного искусства, устроенной какой-нибудь столичной художественной галереей. И, как выяснилось, мои подозрения, вызванные его внешним видом и учтивыми манерами, были не такими уж беспочвенными.

Евгений Никандров не любит афишировать, что он художник, к тому же — авангардист, последователь петербуржской школы. И если бы не упоминание об этом присутствовавшей на нашей встрече Елены Фёдоровой, руководителя комитета культура Любытинского района, сам Евгений Александрович, думаю, не проронил бы ни слова. Помешали бы его природные скромность и сдержанность, а также, не исключаю, его уверенность в том, что искусство авангарда не предназначено для обычной публики, и уж тем более — сельской.

Работы любытинского художника регулярно экспонируются в Северной столице. Были ли попытки организовать персональную выставку в посёлке? От такого вопроса он даже немного растерялся: мысли у него по этому поводу никогда не возникало.

— Что вы! Я не представляю, как это может быть, — начал он мне объяснять. — Здесь люди будут просто не подготовлены к восприятию современного искусства. Покажите картины Пикассо, и они скажут, что это бред или это страшно. А в Питере им будут восхищаться.

Любытинский проект был поддержан областной целевой программой «Культура Новгородской области 2011—2013 гг». На реализацию программы запланировано потратить 2,5 млн. рублей

Его учитель Владимир Волков — талантливый художник и скульптор, произведения которого, к сожалению, по достоинству оценили после смерти. Начиная с 60-х годов, словно затворник, он подолгу жил в деревне Бор Любытинского района. Берег Мсты стал для него своеобразной мастерской под открытым небом. Работал, но находил время для занятий по живописи с Женей Никандровым. Влияние мастера на Никандрова оказалось таким мощным, что в итоге он решил связать свою будущую профессию с искусством.

Дом детства — В конце 80-х я приехал в отпуск к родителям. И сразу обратил внимание на бесхозную постройку усадьбы Горемыкина. Стёкла выбиты, кровля протекала. Внутри помещений из-за влажности начали расти грибы. Смотреть на это было больно, поскольку с детства я помнил это здание красивым, — рассказывал он мне.

Надо отметить, что это сейчас дом бывшей усадьбы государственного деятеля времён правления Николая II, одного из последних председателей Совета министров, Ивана Логгиновича Горемыкина официально подлежит охране как всенародное достояние. И является объектом культурного наследия XIX века. А раньше, до «перестроечных» лет, к нему относились без очевидного трепета. Не видели ни исторической, ни архитектурной ценности. Хотя в области ещё поискать надо такие чудом сохранившиеся постройки, в которых просматриваются приёмы раннего модерна, которые так удивительно вписываются в окружающий пейзаж.

При советской власти одно время в здании располагалась контора по ремонту сельскохозяйственной техники. После того как она съехала с его площадей, дом стал постепенно приходить в упадок. От бесславной участи уникальный дом спасло вмешательство Никандрова.

Любытинская игрушка участвует во Всероссийской выставке «Детская художественная керамика»

— Я тогда предложил администрации района отремонтировать постройку и открыть здесь школу искусств, где я смог бы преподавать детям. К счастью, глава понял меня и помог с жильём. Несколько лет я жил именно в этом строении, — не без гордости в голосе сообщил он мне. — Дом и парк вокруг него воспитывают. Моя дочка вешала на стволах деревьев объявления: «Берегите парк», «Не мусорите». Ведь мои ученики помимо того, что здесь осваивают изобразительные навыки, учатся эстетическому восприятию, они, если хотите, получают и экологическое образование. Уверен: мусорить они не будут и другим скажут не делать этого.

Мягкая глина Преподаватель Никандров никому из детей Любытина не отказывает в обучении. Было бы хотение. Настоящий педагог в любом ребёнке разглядит талант и даже «безнадёжного» не отправит восвояси. Некоторые его воспитанники стали профессиональными художниками и дизайнерами и нашли своё место работы в Москве и в Санкт-Петербурге. Конечно, для Евгения Александровича это лестно. Ведь их успехи состоялись благодаря его усилиям — моральным и, в буквальном смысле, физическим. Чтобы обеспечить детей материалом для лепки, он долгое время сам копал глину по пояс в грязи. Смастерил сам гончарный круг. А соорудить печь для обжига помог друг — художник из Питера.

Так в общем-то и получилось, чтобы не покупать сырьё и таким образом сэкономить, пришлось пользоваться тем, что щедро даёт природа. На велосипеде Никандров объездил окрестности, брал образцы глин и записывал, в каком месте они взяты. Методом проб и ошибок освоил гончарный промысел. Умельцев к тому времени давно не было на свете. Научился вручную готовить глину и ангобы, специальные глиняные краски. Наверное, так их и делали в Средневековье.

На подготовительный этап, кстати, уходят недели и титанический труд. Глина требует длительного по времени перемешивания, затем отстаивания. Потом суспензия перетирается через тончайшее сито. Весь этот нудный процесс Евгений Александрович проделывал долгие годы. И только в прошлом впервые для школы закупили испанскую глину.

— Это смех — привозить её сюда. Любытинская глина — беложгущая, по некоторым свойствам она лучше, чем зарубежная. Это наше стратегическое сырьё, для добычи которого необходимо наладить современное производство. К слову, глина, поднятая из шахт Зарубина, поставлялась на Ленинградский изоляторный завод, на Боровичский комбинат огнеупоров. И то, что их затопили, я лично воспринимаю как преступление, — со вздохом сожаления сказал Никандров.

И, пожалуй, полки стеллажей, уставленных глиняными поделками детей, среди которых трудно было не заметить изящные изразцы, оригинальные солонки, милые игрушки, лучше всего иллюстрировали его слова.

Бывает, что, начав какое-нибудь большое и трудное дело, попутно возникают дела не менее значимые и сложные. Не выполнив их, уже можно не стараться сделать то — первое. Примерно так получилось в жизни моего собеседника. Загоревшись идеей о создании полноценной школы искусств, Евгений Никандров принял участие в судьбе Горемыкинской усадьбы, теперь это одна из главных достопримечательностей района, восстановил почти утерянное ремесло. Но главное, что ему удалось, — он увлёк творчеством не одно поколение детей.

Вместо эпилога В конце прошлого года любытинский проект Евгения Никандрова и председателя районного комитета культуры Елены Фёдоровой о местных глинах вошёл в число победивших в областном конкурсе инновационных творческих проектов «Новгородика». Выигрыш составил 150 тыс. рублей. Прежде всего его потратят на приобретение гончарных кругов, на которых самостоятельно смогут работать дети, а также на ремонт веранды усадьбы, где планируется создать выставочный зал для экспозиций глиняных изделий. Самобытная керамика обязательно заинтересует туристов и гостей района, уверены авторы проекта.

По материалам газеты «Новгородские ведомости» от 18.01.2013г. Владимир МАЛЫГИН (фото)