823

Публикации: Образовательный регресс

Этот текст можно было начать традиционной фразой о том, что современную российскую систему образования не проклял только ленивый. Но, во-первых, такой подход, признаться, весьма скучен. А во-вторых, говоря в общем, об образовании, мы непременно скатываемся к частностям и личностям, которые на наш взгляд характеризуют и систему и ее перспективы.

Вот и выходит, что негативно-коннотированных деталей столько, что система за ними угадывается с большим трудом, а равно – лишь в делопроизводстве как региональной, так и федеральной власти.

Почти месяц назад Дмитрий Медведев на заседании попечительских советов Сибирского и Южного федеральных университетов практически обвинил большинство российских ВУЗов в подготовке неизвестно кого.

Но если власть, в представлении общества, без царя в голове, то и царь вряд ли что изменит. Ежегодный доклад, подготовленный новгородской региональной Общественной палатой, иллюстрирует срез проблем в образовательной сфере, не отвлекаясь на частные случаи.

В этом подходе поровну плюсов и минусов. Вообще, доклад называется «О состоянии гражданского общества», но какое гражданское общество, когда ЕГЭ повсюду. По заведенной привычке диагноз региональному образованию представлен в двух тонах: местном и федеральном. К первому относятся - отсутствие вечерних школ, недостаточное финансирование программ молодежной политики (по версии ОП - 10 рублей в расчете на 1 молодого новгородца); нерешенный жилищный вопрос для молодых семей (по программе «Обеспечение жильем молодых семей до 2010 года» в 2007г.

принято 3 заявления, 2 семьи получили займы в сумме 667 тыс. руб.), проблемы в оформлении грантовых заявок, условия занятости (выпускникам интереснее в Питере или Москве, что вполне понятно). Последняя проблема, кстати говоря, вообще циклична: организации не хотят платить штампованным юристам и экономистам за корочки, а многочисленные выпускники эконом- и юрфаков не желают мараться за небольшие деньги в качестве разнорабочих. Федералам в итоговой работе Общественной палаты неизменно достается самый сок в виде финансовых претензий. Да и в самом деле, логика провинции неизменна - сверху деталей не видно, чего уж. Меж тем, в докладе отмечено: «по показателям доступности и качества образования Новгородская область находится в числе лучших в Российской Федерации.

Во многом это достигается гибкостью и инновационным характером управления данной сферой». По всей видимости, речь идет о среднем школьном образовании, которое в области действительно страдает меньше прочих. А единственные прочие, чего скрывать – институты Новгородского университета. В качестве одного из аргументов решения проблем в молодежной политике и образовании (помимо участия органов местной власти) средствам массовой информации предлагается: «уделять систематическое внимание формированию позитивного образа молодежного сообщества».

Но что толку в позитивном образе, если содержания под оформлением днем с огнем не найти. Можно, конечно, создавать благолепный образ молодежной прессы, но единственное издание «Молодая губерния» вот-вот закроется из-за отсутствия финансирования.

А где пресса, там те же филологи, философы, юристы, историки, лингвисты и прочие специальности. Проще говоря, мы до сих пор пытаемся регистрировать последствия девальвации всей системы образования, которая, в свою очередь, «ломается» от множества частных факторов.

Таких факторов на самом деле не так мало. Помимо финансирования, которого никогда не хватает, страдает преподавательский уровень, степень оснащенности, как школ, так и ВУЗов, методология преподавания.

Давно пора понять, что проблемы высшего образования - это во многом проблемы школы. Преподавательский состав чаще всего – женщины среднего возраста, недавно дипломированные преподаватели от школы шарахаются, как черт от ладана. Качество учебников – зачастую просто нелепое (к примеру, на химии вместо учебника Рудзитиса мы пользовались задачником Хомченко, которые отличались как букварь от «Государя» Макиавелли, соответственно).

По окончанию школы не срабатывает даже естественный отбор : потенциальными преподавателями становятся девочки, которым просто некуда больше пойти - образование ведь получить нужно, да и конкурс не больше одного человека на место.

Логичной концовкой выглядит спешный набор учителей из ветеранов образовательного фронта, которым нет ровно никакого дела до творческого подхода к процессу обучения.

Пока же, интеллектуальная кузница Государства Российского пестрит дефектами вроде нижеследующего: «На пятом выпускном курсе местного центра просвещения - Новгородского государственного университета им.

Ярослава Мудрого - учится девочка. Девочка отличница и при этом инвалид с детства. В данный момент она занимается тем, что пытается сдать диплом своему научному руководителю. Этот «ученый», однако, раз за разом возвращает ей работу и откровенно сообщает, что в работе он не увидел главного - некоторой суммы денег ему за «научное руководство».

«Ученый» издевается над студенткой, доводит ее до слез и ласково сообщает, что «она у него вылетит из университета». Девочка пока еще не привыкла «жить по правилам» и поэтому не только не собирается оплачивать услуги «ученого», но и недоумевает от самой постановки вопроса».

Эта запись принадлежит моему знакомому, московскому преподавателю ВУЗа. Признаться, мне нет необходимости выяснять насколько правдива описанная ситуация. И дело, как вы понимаете, не в принадлежности к определенной территории, а в той самой «постановке вопроса». Самое поразительное, что решение проблемы с российским образованием и Новгородской области это касается особенно, лежит далеко за пределами отмены ЕГЭ.

Кроме того, коль скоро мы говорим о фатальных проблемах, реформа образования должна работать с ключевыми элементами. Начать хотя бы с того, что в школах должен присутствовать частный капитал, позволяющий родителям во многом определять нагрузку и качество обучения ребенка.

Школе, как и ВУЗу, требуются молодые преподаватели, способные вырабатывать новые подходы к процессу обучения и создающие среду. Среду, в которой будут вызревать научные дискуссии и интерес к предмету. И наконец, образование должно стать не необходимым, а модным, как бы абстрактно это ни звучало. В любом случае, очевидность реформы российской системы образования, ее региональных особенностей, уже не первый раз становится предметом жаркой дискуссии.

И уже давно никто не верит, что замкнутый круг можно разорвать. Проблема в том, что крушение образовательной системы приведет к последствиям, которые обществу нужны в последнюю очередь. Но тогда предаваться дискуссиям будет уже совсем поздно. Эмин Калантаров специально для ИА «Великий Новгород.ру». Фото Ивана Морозова.

Эта новость была автоматически импортирована со стороннего сайта. Автор новости: ИА «Великий Новгород.ру».