1471

Российско-британское сотрудничество в контексте вызовов современности

 ответы на вопросы  1. Земскова Елена Ивановна , Москва : Изменилось ли со временем Ваше отношение к событиям, которые происходили в период Вашей работы послом Великобритании в Москве? Что мы утратили, а что приобрели? cэр Родрик Брейтвейт: Мое отношение к событиям, которые происходили в период моей работы послом Великобритании в Москве.

Во-первых, все время я переосмысливаю то, что было тогда в Москве, но в принципе мое отношение не изменилось. Мы жили в 60- х годах, мы знали Советский Союз. И мы видели даже в 60-х годах, как система уже тогда не работала. Так что изменения какие-то были неизбежны. А когда мы были здесь в 80-90-х годах, мы видели, как система менялась. Это было время больших надежд, которые мы с женой разделяли тогда, и надежды, как всегда, были немножко наивные, не все сбывалось, как мы хотели.

Но я считал, что все-таки Россия начинала идти тогда по правильному пути. Но по очень длинному пути. Я считал тогда, что это дело 3 поколений 70-лет, потому что это была все-таки культурная революция. Очень многое - не все, конечно, Россия остается Россией - но очень многое менялось и меняется и не только конкретно, но и в умах людей.

Россия стала тогда гораздо более открытой к миру. Люди все-таки стали свободнее, более независимыми от государства. И хотя, конечно, это все происходят с переменным успехом, но все-таки я считаю сейчас, что основные перемены были тогда и сегодня правильны, что они продолжаются, но с переменным успехом.

Так что, в конце концов,могу сказать, что мое отношение к этим событиям не изменилось за последние 15 лет.  2. Игорь (москва) : На ваш взгляд, человека столь хорошо знающего Россию, насколько тон публикаций ведущих печатных СМИ Великобритании соответствует происходящему в России? Спасибо.

cэр Родрик Брейтвейт: Насчет тона английских печатных СМИ по отношению к России, здесь это довольно широкий вопрос. Потому что речь идет о том, как вообще работают наши газеты, журналисты. И здесь есть вопрос о двойных стандартах, и есть вопрос о том, что вообще понимают у нас в Англии и вообще за границей о том, что происходит в России.

Во-первых, нужно сказать, что во время перестройки Горбачева и Ельцина и в первые годы Путина большой интерес к тому, что происходит в России, и большой энтузиазм по этому поводу был и у нас в газетах.

С тех пор тон стал более критичным по объективным причинам. Если читаешь русские СМИ, знаешь, что не все в России в данный момент в порядке. Но есть особые наши желтые СМИ, есть тоже, конечно, склонность к сенсации, и я считаю, что не всегда достаточно объективно освещаются события в России в английских СМИ.

Хотя нельзя отрицать тоже, что довольно много негативных моментов в русских СМИ о событиях за границей.  3. Странница : Будет ли возможное сближение РФ и Великобритании проявляться только «;наверху», во властных структурах, или обычные граждане смогут прочувствовать его на себе? Например, предполагается ли создание совместных документов или пактов, которые напрямую отразятся на жителях наших стран? cэр Родрик Брейтвейт: Вопрос сотрудничества между Великобританией и Россией.

Есть, конечно, взаимные интересы обоих государств, особенно в сфере безопасности, это значит, в сфере борьбы с терроризмом. И есть много взаимных интересов в сфере экономической и коммерческой. Мы все более и более покупаем российский газ и российскую нефть. Есть, конечно, сложный вопрос, но это тоже вопрос, это вопрос отношений России и Евросоюза и вообще роль России в Европе. Это тоже важный вопрос. И в этих трех областях мы будем сотрудничать, потому что это как в наших, так и в ваших интересах. Конечно, будут трудные моменты, будут споры. Мы время от времени будем раздражать друг друга. Но это в порядке вещей в отношениях не только между государствами, но и в отношениях между людьми. А насчет отношений, скажем, на уровне нормальных людей, обычных граждан, очень важно, что сейчас люди путешествуют. В Лондоне сейчас проживают 100 тысяч русских. Слышишь все время на улицах Лондона русскую речь. Они, конечно, не все олигархи, есть там нормальные люди тоже, студенты и т.д. Я лично считаю, что этот взаимный контакт нормальных людей, русских у нас и англичан здесь, в России, - это самый важный базис для взаимопонимания, то, на чем можно строить более прочную и основательную политику на верхах.

 4. Тимур , Москва : В Вашей книге «;За Москвой-рекой. Перевернутый мир» есть такая фраза: "Русские действительно питают склонность к теориям заговоров, когда кажется, что кто-то тайно управляет всем - Бог, евреи, франкмасоны, коммунисты, католики, капиталисты, ЦРУ или КГБ.

Но так думает большинство людей не только в России. Ведь думать иначе, что дела людские - следствие хаоса и случайности, страшно". То, что происходит сейчас во всем мире - угроза терроризма – заговор или следствие хаоса? cэр Родрик Брейтвейт: Здесь вопрос об угрозе терроризма.

Это заговор и следствие хаоса. Во-первых, надо сказать, что проблема терроризма - это совсем не новая проблема. Был терроризм и у нас, и в России в 19 веке. Теракты, взрывы и т.д. У нас все-таки была борьба 30 лет против ирландского терроризма. Опять взрывы, бомбы в супермаркетах, в ресторанах. Так что это феномен не новый. Можно сказать, есть два рода терроризма. Есть терроризм, который ставит перед собой довольно конкретную политическую цель. Обыкновенно это связано с какой-то освободительной борьбой: Ирландии, Алжира. И тогда если помните, в Советском Союзе говорили о борцах освобождения угнетенных народов, и тогда КГБ помогал ирландцам, борцам за свободу или, как мы считали, террористам, и поддерживали не конкретных, но моральных и политических борцов других стран, даже Америки.

Так что уже с самого начала существовали двойные стандарты. Такая поговорка была тогда, что тот, который для одних борец за свободу, для других террорист. Есть другая традиция. Это традиция политического убежища, которая у нас есть с 19 века. Мы дали политическое убежище человеку, который старался убить французского императора Наполеона III. Он жил свободно в Англии. Этим французы были все-таки недовольны. Но у нас такая традиция есть. В 70-х годах американские суды отказались вернуть в Англию ирландцев, которых судили за убийство мирных граждан, которые сбежали из тюрьмы и попросили политическое убежище в Америке.

Они были убийцами. Так что такие традиции есть. Они связаны с нашим понятием о человеческих правах и свободах. Я об этом говорю, потому что это касается вопроса о Закаеве. Я знаю, что в России очень критикуют английские суды за то, что они не отдают Закаева. Я не хочу останавливаться на этом конкретном вопросе. Но сейчас, конечно, после последних терактов в Лондоне, принципиально ставится вопрос насчет нашего режима контроля над лицами, подозреваемыми в терроризме.

Здесь очень трудный и важный вопрос, потому что нужно уравновешивать требования либеральной демократической системы и требования безопасности. Если мы поменяем систему защиты демократических прав людей и особенно наших граждан, тогда это значит, что террористы победили. Если мы останемся во всех отношениях в той системе, которая у нас действует до сих пор, это, конечно, будет отражаться на борьбе с терроризмом.

Это для нас существенный вопрос. Он связан со всеми нашими традициями демократического строя, и об этом сейчас идут очень серьезные дебаты у нас в парламенте, в журналах и в общественности.

Многие в Англии считают, что американцы, может, слишком усилили меры против терроризма с риском нанести реальный ущерб демократии. Но надо признать, что это очень трудная проблема для нас, для американцев и для вас, русских.  5. Кирсанов Лев : Как вы относитесь к ярко вспыхнувшим антимусульманским настроениям в Англии, каким вы видите решение этой проблемы? cэр Родрик Брейтвейт: У нас в Англии живет примерно около 2 миллионов мусульман, то есть примерно 3% всего населения.

В эту цифру не входят люди из Индии, Африки, которые не являются мусульманами, которых тоже примерно около 2 миллионов. Есть города на севере Англии, где 50% населения являются мусульманами. Это все значит, что у нас нет другого выхода, кроме как найти способ жить вместе, в мире. Но, конечно, есть большие проблемы в связи с этим. Потому что оказывается, чего мы не ожидали, что многие молодые мусульмане, которые родились в Англии, родители которых родились в Англии, все-таки основательно отрицают наши традиции, нашу политическую систему.

И некоторые маленькие группы этих молодых людей готовы идти и на вооруженную борьбу. Конечно, теракты, которые происходили в Лондоне вызывают среди немусульманского населения очень негативную реакцию. Но это тоже очень опасно. Если вообще речь идет о гражданском мире у нас. У нас одно преимущество, что все-таки есть мусульманские организации на уровне всей страны, которые представляют интересы и взгляды мусульманского населения, и с которыми можно обсуждать вопросы.

И уже были несколько встреч между ними и нашим премьер-министром. Потому что и они, и правительство знают, что без сотрудничества между представителями всех конфессий можно ожидать худшего.  6. Ольга , College Station, TX, USA : Считаете ли Вы правильным расхожее мнение, что Великобритания преследует исключительно свои интересы во всех областях сотрудничества и что поэтому сотрудничество с Вашей страной в некоторой мере опасно? cэр Родрик Брейтвейт:Насчет того, преследует ли Британия исключительно свои интересы во всех областях сотрудничества, я считаю, что это нормально.

Любая страна преследует свои интересы. Американское и русское правительства были бы глупыми, если бы они преследовали чужие интересы. Так не бывает. Это не значит, что политика неизбежно будет циничной и аморальной. Но это естественно, неизбежно, чтобы политика данного государства преследовала интересы данного государства.  7. Ольга Викторовна : В чем принципиально расходятся росскийский и британский подходы к борьбе с терроризмом? Какие, по вашему мнению, самые непримиримые противоречия существуют в методах, оценках, действиях? cэр Родрик Брейтвейт: Во-первых, нужно сказать, что поскольку терроризм стал международным, борьба против него не возможна без тесного сотрудничества между государствами, между разведками, между министерствами внутренних дел, и иногда между спецслужбами.

В прошлом было очень мало международного сотрудничества, уже старомодных сейчас соображений о секретности и безопасности. И  если речь идет о сотрудничестве Англии и России, такое сотрудничество во время холодной войны было немыслимым. Но даже между нашими службами и службами, например, западноевропейских стран было много препятствий, взаимных подозрений и т.д. Сейчас, насколько я знаю, эта ситуация меняется. Государственные органы обмениваются информацией и иногда сотрудничают даже в конкретных операциях. Я уверен, что такое сотрудничество будет расширяться. Если в прошлом и даже сейчас методы английских и российских служб расходились, я думаю, что это было потому, что у нас все-таки традиция как можно меньше применять силу, особенно когда речь идет об операциях у себя дома.

Даже, например, в Северной Ирландии в свое время. О том, что случилось исторически в Британской Империи, я сегодня и буду говорить. Если применяешь слишком много силы, тогда это может быть контрпродуктивно. Это выращивает новых террористов. Я лично думаю, именно это происходит сейчас в Ираке и, наверное, также в Чечне.  8. Юрий : Какие совместные действия могут предпринять Россия и Великобритания для решения демографических проблем в наших странах, в первую очередь, связанных с исчезновением (под натиском более активных южных народов) европейцев? Также интересно, волнует ли вообще этот вопрос Великобританию и есть ли какая-то официальная позиция Великобритании по этой проблеме? cэр Родрик Брейтвейт: Это очень существенный вопрос и для России, и для Англии.

Хотя конкретные условия в этих двух странах отличаются. В Англии проблема такая: у нас историческое население, то есть англичане, стареют. Мы живем более долго, у нас рождается меньше детей, и профиль населения меняется. Все больше стариков, пенсионеров, все меньше рабочих рук. К тому же есть все нарастающая иммиграция со всего мира. И тоже по историческим причинам очень много людей из стран бывшей Империи, то есть из Индии, Пакистана, Африки и т.д., у которых рождаемость выше, чем у исторического английского населения. Каждый русский, который был в Лондоне, замечал этот феномен. Для нас в Англии, я считаю, самая важная политическая проблема, каким образом нам организовать нашу демократическую открытую политическую систему, чтобы при этом все граждане имели равные права, соблюдали все без исключения наши демократические нормы, но могли бы сохранять свою культуру.

Есть вещи, которых мы совсем не можем позволить у себя в Англии, хотя мы и не против традиций других народов. Например, в Индии даже сейчас иногда сжигают вдов. Этого мы не будем позволять в Англии, даже среди нашего индусского населения. Аналогичные проблемы можно наблюдать и в других европейских странах. В России, по-моему, ситуация немножко иная. Потому что профиль населения меняется не по причине старения, как у нас, но потому что оно вымирает в прямом смысле. СПИД, туберкулез... И есть очень беспокоящие прогнозы здесь, в России, на этот счет. К тому же есть, конечно, наплыв людей из СНГ и более южных стран, и есть проблема пространства. Россия очень большая страна, которую нелегко заселить и освоить. А южнее границы России живут миллиарды людей. Насчет возможного сотрудничества между Великобританией и Россией. Во-первых, конечно, есть проблемы по свободному передвижению людей, иммиграции. Эта проблема связана не только с проблемой демографии, но тоже с проблемой терроризма. И здесь, как всегда, надо найти золотую середину между ужесточением режима контроля и сохранением прав на свободное перемещение наших граждан. Вторая область сотрудничества - это вопросы сотрудничества в вопросах здравоохранения. У нас в Англии есть полезный опыт, который может быть перенят Россией, например, в борьбе против СПИДа. А в конце концов, демографические проблемы как таковые можно решать только на уровне одного государства.  9. Артем , Новгород : Приемлема ли на Ваш взгляд такая мера борьбы с террором, как поражение в правах семьи, вырастившей боевика или "смертника"? cэр Родрик Брейтвейт: У нас такие меры совсем не приемлемы по двум причинам.

Во-первых, это то же самое, что взятие в заложники невинных людей, принципиально противопоказано. А во-вторых, очень ясно, какой эффект такие меры имеют. Потому что реакция этих невинных людей может быть такова, что они тоже пойдут на теракты в целях мести. Я думаю, что это наблюдается и в Палестине, и в Чечне, и, наверное, то же в Ираке.  10. Саша и Маша : Каково ваше отношение к практике «;стрельбы на поражение», если учесть, что есть уже первая жертва и никаких желаемых результатов? Могут ли они гарантировать безопасность в частности российских граждан, которые сейчас в Лондоне, в условиях этой «;стрельбы на поражение»? cэр Родрик Брейтвейт: У меня отношение к практике "стрельбы на поражение" очень осторожное.

Иногда не возможно исключить такую практику. Все зависит от конкретной ситуации. То, что случилось в Лондоне, было, конечно, трагедией. Но нужно тоже понимать положение, в котором находились в данный момент сотрудники правоохранительных органов, когда после взрыва они увидели человека, который бежал в метро, не поддавался призывам остановиться и попал в поезд.

Практически можно сказать, что убили невинного человека за то, что он паниковал. Но он мог бы быть все-таки террористом, и они этого не могли знать. Насчет того, могут ли такие меры гарантировать безопасность, конечно, ответа нет. Нет никаких мер, которые могут стопроцентно гарантировать безопасность. Но вообще поэтому я повторяю, что если идти на такие меры, нужно быть очень осторожным, потому что могут пострадать невинные люди и потому что опять эффект может быть контрпродуктивным.

 11. Ваня Олейников : Будет ли усложнен режим въезда в Великобританию – не может ли быть такого, что из-за слишком суровых правил многие граждане просто не смогут получить английскую визу? Не будут ли введены дополнительные ограничения при въезде – например, вероисповедание или недавно посещенные этим человеком страны.

cэр Родрик Брейтвейт: К сожалению, после терактов не только в Англии, но и в других странах, например, в Америке, есть тенденция, наверное, неизбежная, вводить более строгий контроль на въезд граждан других стран.

Во Франции уже отменили Шенгенский режим. Наверное, аналогично будет и в Англии. Я думаю, что вопрос о том, какие страны данный человек посещал, все-таки существенен, потому что мы знаем, что террористы посещают школы терроризма в разных странах.

Это, конечно, существенная информация. Совсем другой вопрос, это вопрос о вероисповедании, расе и т.д. Ограничения по таким признакам, в принципе, исключаются.  12. Козловский Алексей Игоревич , Екатеринбург : Какая, по Вашему мнению, роль отводится терроризму в современном "переустройстве" мировых взаимоотношений и насколько вообще может быть крепка и иметь смысл подобная основа сотрудничества при явном наличии "двойных подходах" к самому понятию "терроризм"? cэр Родрик Брейтвейт: Современный терроризм - это еще одно последствие процесса глобализации, обусловленное облегчением передвижения людей и их коммуникации.

Знаменательно, что один из самых важных инструментов современного терроризма - это интернет, который они используют для организации своих операций.

Ответ на глобализацию терроризма и террористических методов - это неизбежное расширение сотрудничества между государственными организациями в борьбе против терроризма.

Нужно будет сотрудничать также по вопросам передвижения людей и визовых режимов. Было бы желательно, если бы те государства, которые являются главными в борьбе против терроризма, могли согласиться на взаимный подход к конкретным ситуациям.

Например, в Ираке, в Чечне или на Ближнем Востоке. Причины этого очевидны и лежат во внешней политике данных государств.  13. Глеб Петрухин : Как вы думаете, должна ли Великобритания вывести свои войска из Ирака? И должна ли она вообще была их туда вводить cэр Родрик Брейтвейт: Я был против введения британских войск в Ирак, потому что я очень сомневался с самого начала, что там находится оружие массового поражения.

Не было никаких доказательств в подтверждение того, что была оперативная связь между Хусейном и Аль-Кайедой.,Вряд ли можно так просто принести мир, процветание и демократию в эту страну силой. То, что случилось с тех пор, только подтвердило это. Но после этих взрывов в Лондоне стало труднее вывести наши войска из Ирака, потому как очевидно, что невозможно делать вид, что мы поддаемся требованиям террористов.

Это бы их только поощряло. Я не вижу близкого решения этой проблемы. Но, конечно, со временем она решится так или иначе.  14. Оксана : В 2003 году Бобо Ло, сотрудник Королевского института международных дел, называет отношения Путина с Блэром "самыми худшими из его отношений с крупными державами".

Каковы, на Ваш взгляд, причины изменения ситуации? cэр Родрик Брейтвейт: Я считаю, что отношения между государственными людьми разных стран не имеют большого значения.

Отношения между странами определяются их конкретными интересами, и личность одного или другого политика не меняет очень много. Есть, конечно, исключения. Например, нельзя отрицать, что Тетчер, Рейган и Горбачев имели большое влияние на взаимные решения между Америкой, Англией и Советским Союзом. Но я все-таки считаю, что даже они действовали согласно коренным интересам своих стран. Они не шли против течения.  15. Политолог , Новосибирск : Во время недавних переговоров с Тони Блэром президент Владимир Путин заявил, что "участие России в "большой восьмерке" объясняется не только тем, что она крупнейшая ядерная держава".

А как Вы видите роль России в G8? cэр Родрик Брейтвейт: Я еще работал в Москве, когда впервые обсуждался вопрос о принятии России в "большую восьмерку".

Я считал и считаю это важным не только потому, что Россия является ядерной державой. Холодная война все-таки уже кончилась 15 лет тому назад. Но Россия и сейчас является самой большой страной в Европе, страной с большими территориями в Азии, страной на перекрестке многих вопросов мирового значения, как энергетика, терроризм.

Конечно, в свое время приняли Россию в "большую восьмерку" и потому тоже, что считали, что Россия на пути к настоящему демократическому строю.

Это и сейчас является условием принятия новых членов в эту группу. Именно поэтому Китай пока еще не является ее членом. В течение председательства в "восьмерке" президента Путина, наверное, его коллеги также будут следить за тем, что происходит в России.

 16. Михаил Шевцов , С-Петербург : сэр Родрик, тема вашего нового семинара в Московской Школе политических исследований касается последних лет Советского Союза.

Зачем Вам понадобилась эта ретроспектива? Какие параллели или , может быть, опасные сигналы вы хотите показать слушателям? Кстати, возможно ли получить Вашу рекомендацию для поступления в МШПИ? Спасибо! cэр Родрик Брейтвейт: Я пока еще не могу ответить на вопрос на счет темы моего выступления в Московской школе, потому что пока еще не продумал и не написал его.

Но я думаю, что надо знать и понимать свою историю, если хочешь понимать настоящее и действовать на будущее.  17. Mark, Moscow : sir Rodrik! You are working for Moscow school of Political studies lots of years. What does it mean for you? Do you really believe in new russian generation? Thanks cэр Родрик Брейтвейт: Я сотрудничаю с Московской школой с самого начала.

Во-первых, нужно уточнить. Это не школа в буквальном смысле, и она не занимается политическими исследованиями. Это организация, которая проводит в течение года до 20 семинаров, где встречаются молодые русские политики, журналисты, бизнесмены и ученые, чтобы послушать доклады об общественных и политических вопросах и обсудить их.

Для меня лично это самая живая, самая информированная и самая интересная пкблика из тех, с кем я встречаюсь. А я бываю на семинарах в Америке, в Англии и Европе и могу сравнивать. Этот опыт наводит меня на мысль, что действительно существует новое русское поколение. И что это новое поколение является надеждой будущего России. Я прекрасно понимаю, что в России нужно решить вопросы с пенсиями, с беднотой, с угрозами терроризма. К тому же и с плохим функционированием государственных институтов, с коррупцией и т.д. Но одно не исключает другого. Конкретные вопросы решаются тоже посредством свободных дискуссий между знающими и ответственными людьми, которые будут занимать места в местных и центральных учреждениях российского государства, в СМИ и в организациях гражданского общества.

 18. Sergey Khelik , Анива Сахалин : Сэр Родрик! Можно ли и стоит ли в принципе надеяться на то, что люди разных стран, разной веры смогут когда-нибудь найти общий язык и вести себя безупречно достойно по отношению к окружающим, природе? Достаточно ли одной веры в то, что подобные отношения достижимы в отдаленном будущем? Разработаны ли стратегии достижения гармоничного мира? Что лично я могу сделать чтобы изменилась человеческая природа, а мир стал лучше? Это не риторический вопрос, хотя и не жду ответа именно на него.

С уважением, Sergey Khelik cэр Родрик Брейтвейт: В день Победы 9 мая 1991 года мы были в парке им. Горького в Москве. Ко мне подошел человек и спросил, можно ли создать справедливое общество на земле. Я ответил, что очень сомневаюсь, но действительно верю, что надо стараться. Я не верю в утопии. Человеческая природа очень сложна и противоречива. Но каждый гражданин может считать себя не винтиком, а настоящим человеком, который может делать все возможное, чтобы улучшить общество. Именно для этого существуют демократические институты, которые стараются гарантировать достойное отношение между властью и народом и между отдельными гражданами всех вер.

Черчилль сказал, что демократия самая плохая политическая система, которая существует. Правильно сказал. Но он добавил: "кроме всех остальных". Завершающее слово:Хочу искренне поблагодарить вас за заданные вопросы. Они были очень конкретные, очень точные, очень содержательные и касались самых важных проблем сегодняшнего дня и отношений между двумя нашими странами.

Сожалею, что не смог ответить на все поступившие вопросы. Но я постарался высказаться на все темы, которые были подняты участниками онлайна. Когда я был в России в 60-х годах, и даже когда я был здесь послом, такая открытая дискуссия между нами еще была невозможной. Эта конференция сама по себе показывает, какой прогресс был достигнут нами за последние 17 лет.

Эта новость была автоматически импортирована со стороннего сайта. Автор новости: РИА «Новости».