1328

Встреча с историком Сергеем Трифоновым

18 февраля 2011года в 15.00 в читальном зале Государственного архива Новгородской области (ул.Духовская, 31) состоится встреча с Трифоновым Сергеем Дмитриевичем, автором исторической повести «Подтверждаю: фюрер мёртв…».

Книга на основе архивных документов и воспоминаний личного пилота Гитлера рассказывает о приходе фашистов к власти, последних днях Третьего рейха и работе советских военных контрразведчиков по розыску высших чинов нацистского режима. На встречу историков и архивистов приглашаются все желающие. Вход свободный.

Миф и правда о Гитлере

Новгородский историк Сергей ТРИФОНОВ написал книгу под названием «Подтверждаю: фюрер мертв…» о приходе фашистов к власти, судьбе личного пилота Гитлера, последних днях Третьего рейха и работе советских военных контрразведчиков по розыску высших чинов нацистского режима. Автору этого интервью удалось познакомиться с текстом исторической повести еще до ее официальной презентации, которая состоится через пару недель. Уже после прочтения нескольких страниц стало ясно — оторваться от книги, рассказывающей на основе архивных документов о работе следователей СМЕРШа и о крушении Третьего рейха, от блестяще изложенных воспоминаний личного пилота Гитлера будет невозможно. 400-страничная повесть оказалась прочитанной за день, а последующая беседа с ее автором позволила не только разобраться в исторических перипетиях первой половины ХХ века, но и коснуться актуальных сегодня тем.

— Сергей Дмитриевич, что стало отправной точкой для написания исторической повести «Подтверждаю: фюрер мертв…»? — В 2004 году бывший руководитель архивного подразделения управления УФСБ по Новгородской области Владимир Владимирович Павлов познакомил меня со следственным делом личного пилота Гитлера, группенфюрера СС, генерал-лейтенанта полиции Ганса Баура, который в 1950 году оказался в Боровичах в 270-м лагере Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) МВД СССР. До этого он пять лет отсидел в других лагерях. Еще в 1949 году канцлер ФРГ Конрад Аденауэр предложил Сталину вернуть всех немецких военнопленных в Германию. Но вождю совсем не хотелось освобождать гитлеровский генералитет, особенно эсэсовцев, и поэтому Сталин в 1950 году дал команду возбудить уголовные дела за антисоветскую деятельность против всех пленных генералов. Баура судили уже в лагере и вернули его, как и всех оставшихся военнопленных, в ФРГ только в 1955 году. Поэтому и оказалось это следственное дело у нас в Великом Новгороде. Кстати, следственное дело оказалось куда полнее и интереснее мемуаров Баура, написанных им в 1956—1958 годах. Следователи умели работать. — Почему? Речь же не могла идти о пытках? — Разумеется, нет, но администрация могла ввести ограничение определенных свобод. Лагеря ведь были офицерские, и у тех, кто содержался в них, были известные преференции по питанию, обмундированию, письмам… Немцы в лагерях ГУПВИ жили лучше, чем в ГУЛАГе. Но их всех обязывали давать подробнейшие показания. Кстати, в 1949 году Сталину на стол были положены очень интересные воспоминания двух помощников Гитлера, двух штурмбанфюреров СС: личного адъютанта Гитлера Гюнше и его камердинера Линге, находившихся вместе с Бауром до 1 мая 1945 года в бункере с фюрером. После самоубийства Гитлера они приняли участие в попытке прорыва, но в районе Силезского вокзала группа разбежалась: на глазах Баура, Гюнше и Линге погибли шеф гестапо Мюллер и Борман. Все трое были арестованы службой военной контрразведки СМЕРШ, а затем полковник НКВД Парпаров, большой специалист по работе с военнопленными, по поручению Берии обязал Гюнше и Линге написать в лагере воспоминания, которые вышли на русском языке в 2006 году под названием «Неизвестный Гитлер». Почему еще судебно-следственное дело богаче? Потому что на самом-то деле Баур был волен в своих показаниях. На него особенно не оказывали давления, а требовали только рассказывать всё, что он знал. А вот когда Баур вернулся в ФРГ, то он попал под закон о денацификации и уже ничего не мог написать хорошего ни о Гитлере, ни об одном представителе власти в Третьем рейхе, иначе он тогда попал бы за решетку на своей родине — американцы за этим очень строго следили. Поэтому его немецкие воспоминания в основном касаются летной карьеры, того, как он успешно служил начиная с Первой мировой войны. Вообще, Баур — страшный хвастун. Все главы моей книги, которые касаются его судьбы, называются «Воспоминания счастливого человека». И действительно — он был счастлив в своей жизни. Притом Баур сознательно пошел на службу к Гитлеру, он был нацист по духу. Он не стеснялся постоянно говорить следователям ГУПВИ и МГБ о том, что «Гитлер — лучший человек мира, Гитлер — лучший руководитель, Гитлер — самый талантливый психолог, он — великолепный физиономист, он — очень добрый человек, Гитлер — самый образованный в мире человек». Бауру, кстати, самому весьма не хватало образования, поэтому Гитлер был для него, конечно, очень образованный человек. Вторым побудительным мотивом написания книги было желание показать неимоверно трудную работу военных контрразведчиков, сумевших в короткие сроки доказать факт реальной смерти Гитлера и Евы Браун. И не они, а Сталин и его сподручные виновны в том, что труп Гитлера на многие десятилетия превратился в предмет политических спекуляций, порождавших все новые и новые мифы. — Живы люди, которые помнят Великую Отечественную войну. Наша страна понесла в ходе нее колоссальные людские и материальные потери. Мы никогда не забудем того горя, что принесла война. Вы не боитесь приводить положительную характеристику Гитлера со слов человека, лично знавшего фюрера, ведь в историографии личность вождя Третьего рейха описана как нечто среднее между параноиком и злодеем, демоном во плоти? — Я историк, поэтому для меня главное — источник. Но в целях объективного взгляда на прошлое историк обязан осуществлять критику источника, вовлекать в научный оборот новые документы. Именно поэтому было необходимо ознакомиться с полным делом Баура, которое хранится в Российском государственном военном архиве, а также исследовать множество иных, в том числе и немецких документов. Это во-первых. Во-вторых, Гитлер действительно был параноиком. Безусловно, он был талантливый человек. Замутить мозги 70 миллионам немцев — для этого надо было обладать как минимум талантом. Но то, что он был вселенским негодяем, служителем дьявола, — это точно, это на сто процентов верно. История знает: многие прожженные негодяи были людьми талантливыми. — Да, об этом можно судить не только по его делам, но и по тем же историческим источникам. Например, по воспоминаниям бежавшего от Гитлера в 1937 году его помощника по работе с иностранной прессой Эрнста Ханфштенгля, который является одним из действующих лиц вашей книги. — Конечно, Ханфштенгль — представитель одной из элитных и образованнейших семей в Германии — пытался сделать из Гитлера какое-то подобие цивилизованного политика, но потом понял, это бессмысленно. — И все же нет ли сегодня некоего переосмысления истории? В фильмах и книгах о Гитлере, о Второй мировой войне все чаще острота противостояния между нацизмом и цивилизацией затушевывается, оценки становятся не только объективнее, но и, так скажем, спокойнее. Не случится ли так, что через лет сто после 1941 года мы будем воспринимать Великую Отечественную войну как просто Отечественную войну 1812 года с Наполеоном, едва ли не безоценочно? — История — конечно, капризная дама, и в прошлом случалось немало, к сожалению, необъективных метаморфоз. И сами мифы создаются людьми — все может произойти. Но Наполеон и Гитлер — несопоставимые фигуры. Наполеон был не только великим полководцем. Он был еще и великим человеком, он оставил современной цивилизации замечательную правовую систему, знаменитый Кодекс Наполеона. Император Франции очень много сделал для развития культуры, образования, науки. И, самое главное, Наполеон никогда никому и нигде не доказывал превосходство французской нации над другими. Наполеон уважительно относился к русским, полякам, высоко ценил немцев. Он не был расистом. Он навсегда вошел в историю как великий человек. Гитлер — нет. — В последние годы мы все чаще слышим о неонацизме в Европе, в России. Это действительно актуальная тема сейчас или она раздута СМИ? Вопрос не случаен, так как в вашей же книге упоминается уничтожение останков Гитлера в 1970 году по распоряжению главы КГБ Андропова в неизвестном месте с тем, чтобы они не стали реликвиями для неонацистов. Кстати, в книге является стержневой и тема идентификации останков Гитлера, и точного установления факта его самоубийства на основе показаний того же Баура. — На самом деле место это известно, а тема неонацизма для нашей страны будет актуальной всегда. Дело в том, что неонацизм — не мировоззрение, а набор системных и бессистемных взглядов, лозунгов, требований. Если внимательно почитать «Майн Кампф», то вывод у образованного человека будет один — это бред. Говорить о мировоззрении тут нельзя. Речь о другом: неонацизм появляется всегда там и тогда, где государственная и политическая элита забывает о том, что она является частью общества, должна служить обществу, нации. Когда была проиграна Германией Первая мировая война, элита Веймарской республики просто продала интересы своей страны Франции, Англии и США. Страна оказалась в разрухе, унижении, со страшной безработицей и голодом. Гитлер говорил народу простые истины: «Нас унизили, мы великая держава… Вы изберите меня, и я обещаю — каждый будет мной лично устроен на работу». И говоря о сегодняшнем дне… Вы думаете, что в скинхеды идут только из-за большой нелюбви к «кавказской национальности»? Просто эти молодые люди чувствуют, что они никому не нужны. Наша Новгородская область, если говорить о проблеме безработицы, выглядит достойно, но в райцентрах многих регионов молодежь часто не трудоустроена. Миллионы молодых ребят, которые заканчивают техникумы и школы, чувствуют себя ненужными. Им негде работать. Они не видят своего будущего. Это гремучая смесь, и не дай Бог, найдется пассионарный демагог, который кинет клич… — Такие демагоги есть, но, к счастью, нет таких харизматичных, как Гитлер. Вернемся к книге. Она располагает к себе тем, что очень увлекательно написана, читается на одном дыхании. Это ваш первый литературный опыт? — Да, я никогда раньше не писал художественных произведений, но мне очень хотелось на имеющемся материале это сделать. О достоинствах слога судить не мне. Я хочу сказать о другом: факт, что Гитлер никуда не сбежал и погиб, неоспорим. Следственные действия конкурировавших между собой СМЕРШа и ГУПВИ НКВД это доказывают. Идея о том, что Гитлер скрылся, была необходима только Сталину. Во-первых, он хотел таким образом столкнуть ведомство Берии — МВД, и Абакумова — СМЕРШ. Берия, как известно, в этой схватке выиграл. Во-вторых, Сталин шантажировал и союзников, не знавших всей правды о смерти Гитлера, возможностью того, что фюрер сможет опять всплыть и, гипотетически, разжечь новую войну. — Тут, кстати, на ум вновь приходит Наполеон, его 100 дней в 1815-м. А у вас что-то осталось за пределами книги, какие-то неиспользованные материалы? Хотелось бы продолжения, ведь оканчивается книга на том, что пленный Баур лежит в госпитале. — Это первая часть задуманного. Для меня важно довести сюжетную линию до 1955 года, до момента освобождения Баура. А также рассказать о судьбе честных и толковых ребят из СМЕРШа, которые пахали за совесть, за Отчизну. — А как сложилась судьба личного пилота Гитлера после возвращения в Германию? — Прекрасно, как у почти всех высокопоставленных нацистов. Хотя после тяжелого ранения в 1945 году Бауру в нашем госпитале ампутировали ногу, он прожил очень долгую жизнь. Умер он в 97 лет, в 1993 году. Ему платили хорошую пенсию, вернули дом под Мюнхеном. Дело в том, что даже попав под закон о денацификации и пройдя фильтрацию в ФРГ, он ее прошел очень чисто, хотя и был генерал-лейтенантом полиции и группенфюрером СС, не служившим, кстати, в Люфтваффе, его засчитали как генерала авиации. В конце жизни он раздавал интервью, был консультантом авиафирм. Но до конца остался убежденным нацистом, преданным Гитлеру.

Газета «Новгородские ведомости» от 12.02.2011 г.

Фото с сайта http://novved.ru