Осуждённая за митинг в Парфино многодетная мать: Я вышла, потому что у моих детей нет будущего

6.6K
64
Автор: Алина Щеглова
Воскресенье, 31 января, 14:43

Неделю назад в Парфинском районе суд приговорил многодетную мать Ирину Дмитриеву к 20 часам обязательных работ за призыв выйти на митинг. Мы решили съездить к ней, чтобы узнать, что заставило её выйти на улицу 23 января.

Ирина Дмитриева живёт в Новой Деревне — населённый пункт в Парфинском районе, расположенный примерно в 150 км от Великого Новгорода. Добраться до деревни можно двумя путями, мы зачем-то выбрали самый длинный и неудобный: в какой-то момент после посёлка Пола закончилась дорога и начались ямы и сугробы. В принципе, такое периодически случается в Новгородской области в местах, которые не охвачены нацпроектом «Безопасные и качественные автомобильные дороги», но каждый раз неожиданно и неприятно.

Центр Новой Деревни. Сразу становится понятно, как идут дела на селе

Вместе с дорогой пропала и сотовая связь — вот к этому как раз мы оказались не готовы, потому что договорились созвониться с Ириной, когда приедем. Мы побегали по деревне в поисках хоть какой-то связи, но нашли только снегоболотоход — это такой вид транспорта на гусеничном ходу, напоминает танк и выглядит угрожающе. В итоге мы просто спросили буквально у первых встречных, знают ли они Ирину Дмитриеву. Конечно, её прекрасно знают в деревне с населением в несколько десятков человек. Две девушки любезно согласились проводить нас до дома, где она живёт.

Это снегоболотоход, а вовсе не танк, как мы сначала подумали

Ирина провела нам экскурсию по двум квартирам, которые они с бывшим супругом купили с помощью регионального капитала «Семья». В некоторых комнатах ещё не доделан ремонт, но везде очень чисто и довольно уютно. За два часа, которые мы провели с Ириной, четверо детей — от двух до 12 лет — ни разу не поссорились и держались вместе. Очевидно, что в семье хорошая атмосфера. Дети очень охотно шли на контакт, младшая попросилась на руки к моему коллеге Матвею Николаеву, посидела так минутку и убежала по своим делам.

Ирина начала рассказ издалека, о том, как она оказалась в Новгородской области. Выяснилось, что она получила юридическое образование в Санкт-Петербурге, а после окончания университета ей предложили поработать в Новгородской области в посёлке Любытино. Обещали предоставить жильё, которое в итоге оказалось деревянным бараком с печным отоплением и без воды. Через неделю к ней пришёл владелец, ему забыли сказать, что жильё предоставили юристу.

ФАП. В этот день был закрыт на замок

Работа адвоката в деревне, по словам Ирины, весьма специфична.

— Кто-то курицу украл — тебя [вызывают] дежурным адвокатом. Был такой случай, бабка под 90 лет вызвала нашего участкового из-за того, что у неё сосед украл золотую каёмку с блюдечек. Мы сидим и не знаем, что ему вменять. Проводить экспертизу на вменяемость бабки смысла нет, материал отказной однозначно, но она сидела и четыре часа крутила нам мозги, — рассказывает Ирина.

Через какое-то время она вместе с тремя детьми и в ожидании четвёртого переехала в Новую Деревню, где они сейчас и живут. Здесь их приняли не очень приветливо: они не успели даже прописаться в купленном жилье, как к ним пришла опека. Поводом оказалась жалоба соседей на то, что дети не гуляли несколько дней. В это время семья была занята уборкой квартиры, в которой никто не жил несколько лет. 

Семья Ирины Дмитриевой

Какое-то время Ирина конфликтовала с администрацией района, по её словам, местные власти допускали различные нарушения, в том числе связанные с тарифами на коммунальные услуги.

— Впоследствие люди меня стали лучше узнавать, кто-то помощь какую-то просил, кому-то с какими-то юридическими вопросами помогала. То есть я начала больше обзаводиться какими-то местными знакомыми. Мне здесь, в Новой Деревне, очень нравится, я не хочу отсюда уезжать. Я просто сейчас оказалась в кризисной ситуации, потому что потеряла работу, — сказала Ирина.

Она работала индивидуальным предпринимателем — оказывала юридическую помощь. Когда мир накрыла пандемия коронавируса, работа перестала приносить доход, но расход — в виде налогов — всё равно остался. 

— Ноутбук был один, он очень быстро «полетел», потому что и работа, и дети, это был вообще тихий кошмар, а мне нужно было платить 30 тысяч налогов. Для меня стало это непосильно, я поняла, что лавочку эту надо сворачивать. Чтобы не влезать в огромные долги перед государством, которое обо мне очень сильно заботится, я решила закрыть ИП, заплатила последние налоги и осела дома, — рассказала Ирина.

Потом закончилась подушка безопасности и жить стало очень тяжело. Работы в деревне нет. В целом её доход получается около 12 тысяч рублей в месяц на пятерых, плюс нестабильная помощь от бывших супругов.

Она обратилась в соцотдел с просьбой выдать соцпакет. Ей там ответили, что денег нет и они помочь ничем не могут.

— Я не поняла, где мои налоги. Я их плачу с каждой буханки хлеба. Я вообще всю жизнь считала, что мне никто ничего не должен, меня родители так воспитали. Но сейчас я понимаю, что государство мне должно, я столько платила, а теперь мне дома есть нечего. Неужели я не могу попросить того, что я уже заплатила. Я попросила какой-то ничтожный соцпакет — пачку гречки и молока — а мне сказали «нет»,— возмущается Ирина.

Она добавила, что не готова мириться со всем этим беззаконием, при этом в обществе отсутствует консолидация.

— Почему я вышла? Потому что я хотела показать своим примером, что даже если тебя одного что-то не устраивает, выйди и выскажи это в лицо, а не на диване. Да, пусть тебя посадят на 10 суток, 30 тысяч штрафа назначат, но твоя жизнь от этого может измениться. Сегодня ты один, завтра нас двое, четверо. Мне есть за что бороться — за детей, за их будущее. Потому что перспектив вообще никаких, — заключает Ирина.

Букет котят

Это привело Ирину к попытке выйти на митинг. Попытке, потому что она успела только выйти на площадь и сфотографироваться, на месте её уже ждали полицейские, чтобы составить протокол и отвести в суд. О том, что она выйдет на митинг, Ирина сообщила заранее в соцсети. Её дважды предупреждали, что не стоит выходить, но это её не остановило.

В итоге суд назначил Ирине наказание в виде обязательных работ, она оценивает это как проявление судебного гуманизма. Единственное, с чем она не согласна — в определении суда указано, что она раскаялась в содеянном.

— Конечно, это сделала я, я от своих слов не отказываюсь, но то, что я раскаялась — да ни в жизни. Но я вышла не за Навального, я вышла за себя. Потому что у моих детей просто нет будущего, — говорит Ирина.

Ирина не собирается мириться с происходящим и планирует продолжить протестовать.

Смотрите также

«Новгородавтодор» и скоропостижная оплата трёхлетнего контракта по ремонту дорог 15

Государственное областное казённое учреждение «Новгородавтодор» — крупнейший заказчик ремонта и строительства дорог в регионе и лидер освоения средств налогоплательщиков в инфраструктурном строительстве. При этом в этой деятельности не первый год происходит много странного. Общий надзор в прокуратуре отсутствует, следственный комитет нарушений не видит.

Кажется, у меня коронавирус 30

Коронавирус стал исключительным трендом 2020 года и остался с нами в 2021. Кажется, я им тоже заразилась, и мне предстоит выяснить, как же у нас организована работа по борьбе с этой инфекцией.

Ремонт дорог Новгородской области: содержательные контракты 6

Администрация губернатора Новгородской области разместила аукционы на содержание региональных дорог в 2021-2022 годах на общую сумму 1,31 млрд рублей. В них включили участки дорог, которые должны были содержать в рамках контрактов на принципах жизненного цикла, заключённых в 2019 году.

Комментарии