Собирая экспозицию: от сервировки стола к истории семьи

580
1
Автор: Ксения Лысенко
Среда, 10 января, 15:25

В доме графини А.А. Орловой-Чесменской сотрудники Новгородского музея-заповедника продолжают трудиться над созданием постоянной экспозиции, посвященной истории рода Орловых. С придирчивой исторической точностью подбираются предметы — подлинные и копии — которым предстоит занять место в комнатах старого дома. Большая часть из них отправляется на реставрацию, чтобы предстать перед посетителями во всей красе.

В конце декабря из Всероссийского художественного научно-реставрационного центра имени академика И.Э. Грабаря вернулись шесть великолепных канделябров, над которыми ведущие реставраторы трудились больше года. Кроме того, в музей поступила коллекция фарфора, специально заказанная для создаваемой экспозиции. Все эти предметы в пока еще пустом приёмном зале графини Анны Алексеевны Орловой-Чесменской журналистам представили Ирина Васильева, заведующая отделом комплектования, изучения и популяризации музейных коллекций, куратор будущей экспозиции, и Людмила Никулина, заведующая отделом реставрации музейных предметов.

Немного о канделябрах

В собрание Новгородского музея все три пары канделябров поступили в 1957 году из Государственного Эрмитажа и Главного хранилища музейных фондов пригородных дворцов в городе Павловск. Дело в том, что наш город готовился отпраздновать 1100-летие в 1959 году. К этому времени многие музейные помещения уже были отремонтированы и отреставрированы после войны, но на создание полноценных экспозиций не хватало предметов, так как большая часть коллекции была утрачена. Тогда столичные музеи помогали Новгороду создать экспозицию.

Надо отметить, что в фонды Эрмитажа после революции 1917 года стали средоточием всех частых коллекций. Канделябры же были предметами быта, частью sur de table, то есть оформления стола. Стоящие на них свечи до появления в домах электричества были осветительными приборами, а ставили канделябры на зеркальные подносы, чтобы усилить свет, при этом зеркала в зале еще больше отражали отблески пламени. 

Как и все бытовые предметы, канделябры страдали от износа и постоянного использования — они падали, их могли поцарапать, а то и вовсе сколоть позолоту. Кстати, каждый из канделябров весит три-четыре килограмма. Ремонт таких предметов на дому, конечно, выполнялся не самым качественным образом. Поэтому для новой экспозиции было принято решение отправить канделябры на полноценную реставрацию.

Объем и сложность работ обусловили необходимость передачи предметов во Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э. Грабаря. В августе 2022 года благодаря финансовой поддержке АО «Русская медная компания» шесть канделябров отправили в Москву.

— В мастерской реставрации металла над ними трудились трое реставраторов — руководитель реставрационной мастерской Сивов Андрей Игоревич, реставратор первой категории; реставратор высшей категории Ирина Борисовна Сивова и Александр Сергеевич Зотов, реставратор третьей категории. Очень сложная была работа, они сделали ее в кратчайшие сроки, как мы и просили, — подчеркнула Людмила Никулина.

Кстати, до того, как отправиться на реставрацию, канделябры находились на экспозиции в Музее изобразительных искусств.

Собрать заново канделябр

Реставрация канделябров — кропотливый процесс, полный сюрпризов, ведь никогда не знаешь, что найдешь внутри, а инструкции для работы у специалистов нет.

Итак, в первую очередь предмет разбирают и исследуют. Реставраторы изучают конструкцию и части — в этот момент может оказаться, что канделябр был собран неправильно в ходе предыдущего ремонта, а может выясниться, что каких-то частей не хватает. В ходе изучения деталей оценивается ущерб, причиненный временем.

— Они были корродированы, были утрачены многие детали, собраны они были неправильно, — рассказывает Людмила Никулина о канделябрах с Никой, — В процессе демонтажа и изучения реставраторы выяснили, как это все должно было быть. Естественно, после демонтажа производилась очистка, внутри тоже было много коррозии. Внутренние штыри из черного металла были сильно корродированы. Сама бронза была с утратами позолоты, царапинами, сбоинами. Для того, чтобы восполнить все эти утраты реставраторы закупали позолоту нескольких видов, то есть цветовых оттенков — есть, как вы видите, и матовое золото, и полированное.

Для транспортировки каждому канделябру изготовили специальные ящики, где они были закреплены на распорках, а внутри все проложено специальными материалами. Кроме того, канделябры были обернуты специальной бумагой. Напомним, что каждый из них весит около трех-четырех килограммов.

Символизм и украшение

— Сейчас мы можем видеть эти канделябры практически в первозданном виде. Мы вообще впервые рассказываем об осветительных приборах, а надо сказать, что это одна из, может быть, не столь многочисленных, но очень интересных частей новгородского собрания. Вы сейчас видите, насколько эффектными стали эти предметы, как много деталей, — подчеркивает Ирина Васильева, куратор будущей экспозиции в доме графини Анны Орловой-Чесменской.

Канделябры с изображением Сатурна — это работа российских мастеров примерно 1730-х годов. Другие две пары сделаны во Франции во второй половине XVIII века — начале XIX века. Датировка широкая, потому что точный год их изготовления неизвестен. Выбрали эти канделябры за их историческое соответствие эпохе, ведь в то время был популярен стиль ампир.

Вообще, осветительные приборы с самого начала своего существования были наполнены символами, образами богов и животных. Им, по понятным причинам, предавалось особое значение.

Центром композиции больших шестисвечных канделябров является богиня победы Ника. Она несет свечники на лавровом венке. Окружают их змеи — символ уюта и домашнего очага, а внизу лиры — символы бога света Аполлона. У пары канделябров с богиней Славой свечники сделаны в виде валторн. Она трубит, прославляя все возможные победы. Выделяющиеся канделябры с фигурами Сатурна отличаются по технологии изготовления — здесь сочетается матовая и глянцевая бронза, а также черная патинированная бронза с коричневым отливом.

Пара слов о технологии

Подобные предметы делали в технике огневого золочения. Мастера создавали красивые и долговечные изделия, но работа с использованием ртути была очень вредной.

Архитектор или скульптор-орнаменталист делал изображение и передавал в литейную мастерскую, где создавалась восковая модель и форма для отливки. При литье воск вытекал, а в форму заливали горячий металл. Затем при остывании из формы доставали готовое изделие, но оно было очень шероховатым, поэтому очень важной была профессия чеканщика. Именно этот человек придавал вещи совершенство и готовил ее к золочению. Золото толкли в порошок и смешивали с ртутью. При обжиге ртуть испарялась, а золото покрывало весь предмет, создавая прочный и красивый слой. Такой процесс золочения повторялся несколько раз, поэтому изделие получалось прочным и долговечным.

— Несмотря на все перипетии, которые случились за более чем два столетия, то, что восполнили реставраторы, — это лишь часть деталей, ведь в основном это подлинные предметы, — акцентирует Ирина Васильева.

Такие канделябры богатые дворяне заказывали из Франции, где было развернуто их широкое, фактически, массовое производство. Были мастерские и в России. Зачастую их изделия получались ничуть не хуже французских, но массовости здесь, конечно, не было.

И не забудем о фарфоре

Надо сказать, что канделябры были очень важным предметом сервировки, но, конечно, не единственным.

Представленный на столе фарфор — копия. Дело не в том, что в фондах Новгородского музея-заповедника нет подходящего подлинного сервиза, а в том, что такие хрупкие экспонаты нельзя демонстрировать открыто на столе. По правилам старинный фарфор нужно размещать в шкафах или на значительном отдалении. Поэтому при финансовой поддержке генерального спонсора будущей экспозиции, банка ВТБ, на Императорском фарфоровом заводе по образцам и формам начала XIX века, с ручной росписью и с соблюдением всех технологий сделали нужный фарфор, который будет стоять на большом столе в приемном зале графини Орловой. Сам стол, кстати, немногим больше месяца назад тоже вернулся из реставрационных мастерских.

Канделябры и фарфор показали журналистам в исторической обстановке. Именно так они использовались в XIX веке в дворянских усадьбах. А посетители дома Анны Алексеевны Орловой-Чесменской, который находится в Витославлицах, смогут увидеть их в 2025 году на экспозиции «История России — история семей. Род Орловых».

Смотрите также

Это просто? Как поставить детский спектакль

Что такое современная детская сказка и как вовлечь маленьких зрителей в игру? Зачем на сцене флейта и как адаптировать старинные новгородские промыслы для зрителей XXI века? Чем, в конце концов, новогодний спектакль отличается от постоянного? Обо всем этом мы поговорили с режиссером-постановщиком Иваном Судаковым, который готовит для новгородских зрителей спектакль «Последний богатырь».

Ниша метавселенных 7

Метавселенная — это мир будущего, в котором виртуальная и физическая реальность соединяются а одно неотделимо от другого? Или это удобная и безопасная платформа для учебы и работы в корпоративном мире, где просто собраны в одном месте необходимые сервисы? Нишевой продукт для крупных корпораций и киберспорта или будущее интернета, которое изменит наш образ жизни? Как много вопросов, сомнений, а порой и страхов — попробуем разобраться.

Иммерсивный детектив «Рейвенскрофт»: не спектакль а целая жизнь

Новгородский театр драмы им. Ф.М. Достоевского готовится к премьере. И это не просто новая постановка, а премьера нового для нашего театра жанра — иммерсивного спектакля. О том, что это такое, к чему готовиться зрителям и почему такие спектакли становятся все более популярны мы поговорили с руководителями Московского драматического театра им. Сергея Есенина Ярославом Шевалдовым и Анной Сардановской.

Комментарии