Спор о «Грязном пасквиле»: ОГАУ «АИК» и «53 новости» считают иск новгородца, требующего миллионную компенсацию, необоснованным

4.8K
26
Автор: Александр Басун
Среда, 16 января, 10:29

В пятницу, 11 января, в Новгородском районном суде продолжился спор с участием Виктора Шалякина, государственного медиахолдинга «Агентства информационных коммуникаций», и входящего в его состав издания «53 новости». Материал, опубликованный редакцией сетевого издания, по мнению новгородца, содержит сведения, порочащие его честь и достоинство. Шалякин требует удалить статью, опубликовать опровержение и выплатить ему компенсацию морального вреда в размере миллиона рублей.

Рассмотрение дела началось ещё в декабре 2018 года. Тогда по просьбе ОГАУ «Агентство информационных коммуникаций» и «53 новостей» заседание перенесли на январь. Ответчикам требовалось время, чтобы найти и представить суду сохранённые копии всех источников, на основе которых и был сделан материал.

На очередном заседании после просьбы «Яблока» истребовать из прокуратуры результаты проверки по запросу первого вице-губернатора Сергея Сорокина и представлении дополнений к уточнённым исковым требованиям со стороны «АИКа» и «53 новостей» судья Станислав Марухин спросил о тех самых копиях источников. Но после затянувшейся паузы внятного ответа он так и не получил.

Далее в течение часа обе стороны отстаивали свою точку зрения по нескольким вопросам, периодически перескакивая с одного предмета спора на другой. Во время судебного процесса Виктор Шалякин хотел получить ответы по фактам использования изданием его фотографии, опубликованных в материале утверждений, которые, как он считает, не делал, и вмешательства в личную жизнь. Ответчики же не признали исковые требования новгородца, так как считают их необоснованными, и попросили суд отказать в удовлетоврении иска.

С чего всё началось?

6 ноября 2018 года новгородец Виктор Шалякин опубликовал в социальных сетях текст по теме спектакля «Да судимы будете», получившего в 2017 году президентский грант. В нём он спрашивал, имел ли право режиссёр на постановку спектакля, и насколько это законно.

В качестве аргумента он привёл исторический факт о том, что в 1947 году по решению суда нацисткие преступники получили различные меры наказания. В 1955 году состоялась Аденауэровская амнастия — окончательная амнистия немецких военнопленных, в основной массе — осужденных военными трибуналами к длительным срокам лишения свободы немецких военных преступников из числа служивших в рядах СС, СД и гестапо и отбывавших к моменту амнистии наказание в советских лагерях и тюрьмах.

— То есть после сентября 1955 года теоретически все проходящие по суду 1947 года в Новгородской Филармонии были освобождены от уголовного преследования и по Закону преступниками не являются. Вопрос — на каком основании режиссер в своем спектакле в 2018 году называет конкретных людей, которые преступниками по Закону не являются — преступниками. Я еще раз хочу обратить внимание — действующие лица — не вымышленные, а конкретные люди, в прошлом нацистские преступники, но на данный момент уголовное преследование в их отношении прекращено по Закону. Поэтому называть их публично преступниками НЕЗАКОННО, — говорится в тексте Виктора Шалякина.

Также ему не нравится спектакль с этической стороны. В конце своей заметки новгородец выразил мнение, что «спектакль незаконен и безобразен по этическим соображениям», и его нужно отменить.

Через неделю на «53 новостях» вышел материал под заголовком «Новгородский активист может быть привлечен к ответственности за оправдание нацизма», где сообщалось, что первый вице-губернатор Сергей Сорокин обратился в прокуратуру, ФСБ и Следственный комитет с просьбой дать правовую оценку публикациям «жителя города и общественного активиста» Виктора Шалякина.

Спорные фрагменты

Во время заседания Виктор Шалякин заявил, что материал «53 новостей» нанёс ущерб его чести и достоинству. В опубликованном тексте есть два фрагмента, с которыми он категорически не согласен, потому что таких заявлений не делал.

«Поводом к обращению стали посты в социальной сети, в которых Шалякин утверждает, что нацистские каратели, осужденные за зверства и убийства мирных жителей и уничтожение культурных ценностей в годы войны, не могут называться преступниками, поскольку их освободила от наказания аденауэровская амнистия»

«Виктор Шалякин считает этот театральный проект кощунственным по отношению к памяти немецко-фашистских захватчиков и требует его запрета»

По первому фрагменту юрист медиахолдинга ответила, что, исходя из общего контекста, новгородец имел в виду именно это. Во втором же фрагменте автор просто излагает текст Виктора Шалякина так, как он его понял.

— И тем более, что [наличие] порочащих характер сведений, изложенных в статье на сайте «53 новости», должен доказать истец. Но, кроме того, что его утверждения, что эти сведения носят порочащий характер, никаких доказательств нет, — добавила представитель ответчиков.

Руководитель медиахолдинга Сергей Бондаренко также пояснил суду позицию по материалу. Для ознакомления он процитировал два фрагмента из текста Виктора Шалякина, по одному из которых вице-губернатор Сергей Сорокин и обратился в прокуратуру.

— Это, собственно говоря, слова, написанные истцом, — уточнил Сергей Бондаренко. — По поводу текста, который я сейчас дочитал, я думаю, что нам не потребуется лингвистическая экспертиза, чтобы определить и по стилистике, и по возвышенному стилю, с которым пишется о моральных страданиях, которые могут претерпеть родственники немецких солдат, что это, можно считать, позиция автора, что это кощунственный спектакль.

Виктор Шалякин (фото с первого предварительного заседания)

По словам Виктора Шалякина, опубликованный им текст является его критическим суждением, так как он очень любит театр и всегда высказывается по поводу произведений.

— В данном случае было обсуждение праздника 75-летия. Ну придумали наши правители сделать бой, на десять миллионов рублей потратить бюджетных денег, провод пленных немцев, спектакль. Мне спектакль Донченко не нравится по юридическим и морально-этическим соображениям. Никакой политической подоплёки и тем более оправдания нацизма здесь нет, — подчеркнул истец, спросив, кто дал журналистам заказ на эту статью. — Я ведь из вас никого не знаю. Я спокойно жил до этого момента, пока вы этот грязный пасквиль не опубликовали. Я не лезу ни в какую общественную жизнь, никакого отношения к политической деятельности не имел. Иногда вечером я выхожу в социальные сети и общаюсь с узким кругом людей. <...> Почему вы не вышли на меня? Я бы объяснил бы всё это. Вы сразу пишете грязный пасквиль на меня. Результат  — угрозы и оскорбления. У кого безумная идея-то родилась?

Главный редактор Томас Томмингас, пояснил, что «53 новости» руководствуются всегда одним принципом: любая информация может быть использована в качестве интересного, резонансного материала, если это не является вторжением в личную жизнь человека.

— Если это опубликовано публично, и я, главный редактор, могу прочитать это в социальных сетях, не входя в закрытую группу или из личной переписки, я могу это использовать и делать выводы. На нашем сайте имеется ссылка выходных данных, что материалы могут не совпадать с позицией редакции. Хотя позиции редакции и автора совпали, — заявил ответчик.

Он уточнил, что через какое-то время после публикации материала, но до подачи заявления в суд, пользователь, чьё имя и фамилия полностью совпадали с личными данными истца, оставил под новостью комментарий.

— В нём он выразил несогласие с материалом, и поскольку мы не являемся идеологическим рупором, являемся более-менее площадкой для выражения разных мнений, опубликовали Виктора Шалякина, как там подписано. В комментарии была грамматическая ошибка. Виктор Шалякин, я говорю не об истце, а о человеке, который подписался там, обратился с просьбой исправить ошибку, что мы и сделали. Говорить о какой-то заказухе и грязном пасквиле не вполне корректно, — пояснил Томмингас.

Сергей Бондаренко добавил, что истец пытается манипулировать мнением суда, поскольку информационным поводом для материала являлось не его высказывание, а жалоба Сергея Сорокина. Остальное являлось пояснением, поэтому «риторика по поводу грязных пасквилей к делу не имеет отношения и звучит довольно странно».

От представителей «Яблока» поступило предложение раскрыть авторов публикации. Ещё на прошлом заседании Томас Томмингас говорил о том, что текст готовили минимум три человека, и он готов суду предоставить их имена. Также они хотели узнать, откуда изданию стало известно об обращении вице-губернатора Сорокина в ведомства. Руководитель медиахолдинга Сергей Бондаренко не стал отвечать на эти вопросы, сославшись на закон о СМИ.

— Вас проинформировали, а вы это сразу же поставили в публикацию, несмотря на то, что письмо даже не ушло в прокуратуру. Всё понятно, — сказала Ксения Черепанова.

— Поскольку материал редактировали как минимум три человека, включая меня, мы не считаем возможным указывать конкретного автора. Это не попытка уклониться от авторства, конкретного автора материал не имеет, поскольку, по сути, авторскими там являются три предложения, а остальное цитирование, — продолжил Сергей Бондаренко.

Юрист ответчиков также поддержала позицию о том, что говорить о заказном характере статьи по меньшей мере неуместно. «Публикуя своё мнение, выраженное по очень значимой для нашего народа теме и достаточно неоднозначное, могу предполагать, что его мнение может вызвать общественный резонанс и какие-то комментарии, действия со стороны других лиц», — подчеркнула она.

— Виктор Шалякин в соцсети написал пост о спектакле, он не пересматривал итоги войны, он не высказывал своё отношение к суду над преступниками, он исторические факты не затрагивал, он затрагивал только вопрос спектакля «Да судимы будете» и отражение в нём исторических фактов. Никакого отношения к исторической правде и истории войны его пост не имел отношения, — объяснила суду и присутствующим Анна Черепанова.

Выслушивая позиции истца и ответчиков, судья Станислав Марухин периодически задавал во время заседания сторонам вопросы. Один из них касался заголовка статьи.

— Почему заголовок звучит таким образом, что новгородский активист может быть привлечён к ответственности за оправдание нацизма? Вы из чего сделали вывод, что истец желает этого или намекает на это, каким-то образом оправдывает нацизм? — спросил судья.

После очередной паузы Сергей Бондаренко ответил, что в заголовке изложен наиболее «краткий вариант» и об этом шла речь в письме Сергея Сорокина. Хотя такого изложения судья в письме вице-губернатора не нашёл.

Общественная фигура или частное лицо

В суде обе стороны спорили о правомерности использования данных. По мнению Анны Черепановой, новгородец не является общественным деятелем и не входит в состав руководящих органов партии, хоть и состоит в «Яблоке».

— Он является частным лицом, и публикация в издании «53 новости» фактически является нарушением его личной жизни и незаконным вмешательством в личную жизнь, — уточнила она.

Представитель ОГАУ «Агентство информационных коммуникаций» и «53 новостей» не согласилась с таким утверждением. Она ответила, что Виктор Шалякин является «довольно значимой общественной фигурой» и напомнила, что он баллотировался в прошлом году в думу Великого Новгорода. Кроме того, он участвует в общественных дискуссиях, а его имя активно упоминается в интернете. Даже сам факт привлечения к судебному процессу партии «Яблока» третьим лицом считается доказательством того, что его деятельность имеет общественный характер.

— Партия «Яблоко» привлечена третьим лицом лишь потому, что в статье, он [Шалякин] указан как член партии, я не помню дословно. Только с этой целью, — перебил её судья.

Материалы со ссылками на источники, где упоминается Виктор Шалякин, ответчики попросили приобщить к делу, но предоставили лишь в единственном экземпляре. Ознакомившись с ними, со стороны Анны Черепановой поступило требование не приобщать материалы к делу.

— Та часть материалов, которые относятся к публикациям в момент, когда он был кандидатом в депутаты, не имеет отношения к делу, потому что он кандидатом перестал быть спустя месяц после объявления результатов выборов — с 15 октября, — отметила председатель регионального отделения «Яблока». — И эта общественная деятельность вообще не имеет никакого отношения к его публикации. И не говорит о том, что он является общественным деятелем. У нас в депутаты идут пенсионеры, безработные, много людей, которые баллотируются в кандидаты в депутаты. Но почему-то они не представляют интереса, а Виктор Шалякин, даже не будучи кандидатом, представляет.

Она также считает, что «АИК» и «53 новости» пытаются приобщить к делу статьи, которые стали следствием их публикации. Тем не менее, суд материалы к делу приобщил.

Фотография в военной форме

Основываясь на том, что Виктор Шалякин является общественной фигурой, его фотографию, по мнению представителя ответчика, редакция использовала правомерно. Она, как и текст, была размещена «в открытом доступе», то есть в социальных сетях. Это потдтвердил и Виктор Шалякин. Но основная претензия новгородца была в том, что при наличии выбора «53 новости» проиллюстрировали материал фотографией, на которой он во время праздничных мероприятий, посвящённых Дню Победы, стоит в форме около мемориала «Вечный огонь славы». По словам истца, он и в кошмарном сне не мог представить, что её опубликуют с комментарием об оправдании нацизма.

Та самая фотография, сделанная 9 мая 2014 года. © Виктор Шалякин

— Я не зря на прошлом заседании документы дал, что я ветеран Вооружённых сил. Я 26 лет служил в рядах [армии]. Вы, наверное, ещё не родились, когда я уже начал летать и выполнять боевые, государственные и правительственные задачи. То, что вам вообще сложно представить. Я освоил семь типов самолётов. И честно говоря, мне за свою жизнь абсолютно не стыдно. И вы пишете «Новгородский активист может быть привлечен к ответственности за оправдание нацизма». Почему меня именно в форме взяли? Вы могли бы взять меня, где я просто отдыхаю в гражданской форме. Цель какая — опорочить меня в форме в вашем грязном пасквиле? — спросил Виктор Шалякин.

В ответ он лишь услышал, что никакой цели не было, — просто взяли наиболее качественную фотографию. У некоторых присутствующих это вызвало смех.

— Зашли на страницу, взяли фотографию. Более того, там были фотографии, связанные с политической деятельностью с митингов «Яблока». Мы решили не акцентировать политические моменты, — добавил главный редактор «53 новостей» Томас Томмингас.

Во время судебного заседания спор о фотографии возобновился позже. Сергей Бондаренко поинтересовался у Виктора Шалякина, почему тот в прошлый раз приобщил к делу статью в «Новой газете», в которой использовалась та же самая фотография, нанесла ли ему статья ущерб и подал ли он иск. Судья Станислав Марухин разрешил истцу не отвечать на этот вопрос, так как не увидел в нём прямого отношения к спору.

— Я присоединяюсь к мнению суда. Мы рассматриваем вопрос о вашей публикации, а всё, что касается после, меня не интересует. Пока я был кандидатом в депутаты, я был публичной личностью. После выборов я сдал удостоверение и сказал, что не занимаюсь общественной деятельностью. А то, что вы дальше сделали, ну, извините, после вашей публикации [сделали] и другие журналисты. Давайте я сейчас на всю Россию начну писать иски, после того как вы это сделали. Это вы начали это дело. Поэтому вы можете подать [в суд] на это издание, у меня к вам вопросы, — прокомментировал Шалякин.

— Мы имеем две абсолютно аналогичные ситуации и абсолютно разную реакцию истца на одно и то же событие. В одном случае он считает публикацию фотографии для себя вредной, в другом — не считает и даже приобщает её к делу. Это выглядит довольно странно, — ответил Сергей Бондаренко.

Позиция ответчика

— Я считаю, что иск является, если не каким-то желанием получить политические дивиденды для «Яблока», которое не является истцом, то я теряюсь в смысле иска, потому что мы только описываем то, что происходит, — заявил главный редактор Томас Томмингас. — Мы взяли и фотографию, и текст, которые были в открытом доступе, исключительно по принципу профессионального журналистского интереса к этому всему. Мы даже старались очень сухо давать какую-то оценку происходящему. И если бы не было какой-то реакции от официальных органов, мы бы крепко задумались о целесообразности этого материала. Но поскольку общественный процесс переходит в общественную плоскость, то мы не могли не отреагировать на какие-то явления, которые происходят в государственной власти. Почему мы должны молчать-то об этом?

Основное судебное заседание по делу пройдёт в Новгородском районном суде утром 30 января.

Немного ликбеза

При определённых настройках в некоторых системах управления сайтом главной иллюстрации и адресу страницы автоматически присвается название заголовка материала, но потом все эти атрибуты можно изменить вручную.

В статье «53 новостей» все эти три параметра различаются. Стоит отметить, что имя фотографии с изображением Виктора Шалякина имеет название «yablochnik-nazval-natsistskikh-prestupnikov-nevinovnymi-v-bezzhalostnykh-raspravakh-nad-novgorodtsami.jpg» (если перевести на кириллицу — «Яблочник назвал нацистских преступников невиновными в безжалостных расправах над новгородцами»).

Возможно, изначально заголовок был ещё жёстче, и, возможно, его быстро изменили, так как в материалах редакции, опубликованных за последнее время, текст в ссылках страниц, заголовках и иллюстрациях часто совпадает.

Комментарии