Как "дело Путина" на днях в Новгороде слушалось

Комментариев: 2
00
Нет фотографии Автор: Велла Путевая
1 января 1970 года, 03:00

По приглашению политклуба Вече 2.0. Великий Новгород посетил экс-следователь Андрей Зыков, ведший в 1990-е так наываемое \"дело Путина\". Ниже нескольк эпизодов дела в пересказе, фотографии, скан документа, интервью со следователем и штрихи к портрету неравнодушных к теме новгородцев.

ОБЯЗАННОСТЬ ГРАЖДАНИНА: НЕ УСТАТЬ ЗАЩИЩАТЬ СВОИ ПРАВА

В Новгородской области с января 2012 года действует политклуб Вече 2.0., объединивший новгородцев с подчас полярными взглядами на федеральную и региональную политику, экономику и, конечно, собственную роль в них. Есть в клубе люди партийные: Вадим Бериашвили из КПРФ, Ксения Сергеева из «Яблока»; есть идейные вроде национал-патриота Сергея Ларионова, есть юрист Андрей Моисеев и лидер альтернативного полицейского профсоюза Андрей Свинарёв, политтехнологи Михаил Шимановский и Елена Михайлова. Захаживают в гости люди самые разные – от общественников до представителей местного бизнеса, малого и среднего. И ведь живут дружно, нетесно и нескучно, как в теремке… Оппозиционеры и соглашатели, сторонники уличных форм протеста и лоялисты – находят общий язык и, самим фактом клубного существования раздражая губернскую власть, даже как-то взаимодействуют в реале, исходя из совместно осмысленной информации. Ради неё сбросились и пригласили на политклуб жителя северной столицы, бывшего следователя Следственного комитета при прокуратуре РФ Андрея Зыкова, который в 1990-е вёл так называемое «дело Путина».  



Больше 20 лет прошло, но СМИ и тогда, и сейчас немного рассказывают об уголовном деле №144/128, одним из главных подозреваемых по которому проходил Владимир Путин. Вот и новгородские журналисты на встречу с экс-следователем не пришли, зато на приглашение откликнулись горожане: инженер, доцент и два парня-студента. Больше всего мне был интересен не сам пересказ материалов уголовного дела, а реакция людей вот на что: Путину как Президенту законом отведен 6-летний срок пребывания на посту. Так вот как стране жить с руководителем, у которого – выкладывает перед нами копии подтверждающих документов следователь Зыков – «рыльце в пушку»?  



Осторожно, многабукафф:

  • какого либерал-государственника муж считает социалистом;
  • несколько эпизодов из "дела Путина": пересказ;
  • "Спасибо, говорит, что Путин не врач, а всего лишь плохой юрист»;
  • как сын Каменева воспитал соседского парнишку;
  • цели, методы и помощники (ау!) экс-следователя Зыкова;
  • кого Зыков видит будущим Президентом РФ;
  • Путин – заложник «дела Путина», узник псевдотезиса о «сакральности» власти
  • резюме от Михайловой

Позвольте представиться: либерал-государственник

Я не приемлю формулировок вроде «Путин вор» и «ЕдРо – партия жуликов и воров» до тех пор, пока суд не подтвердит этого. Люди, допускающие эти высказывания с пафосом первооткрывателей, мне удивительны: они активничают где угодно, только не в своих обращениях в суд. Зыков – не из их числа и этим интересен. Я также страшный государственник, т.е. человек, который ценит либеральные свободы, но сознательно не участвует в развале государства. (Муж считает меня социалистом за мои периодически удачные попытки увеличить количество справедливости в мире:). Модное нынче противопоставление прав человека и государства считаю опасным. А внедрение этакой теории "сообщающихся сосудов": чем меньше будет прав у государства, тем больше прав у гражданина – вообще преступно. Когда в тёмном переулке вас, не дай бог,  стукнут по голове, вы не станете кричать либеральные лозунги, вы захотите порядка (а не «свобод») и на автопилоте позовёте полицию – государственный правоохранительный орган. Если раскачивать доверие к государству, если выводить его за скобки – на помощь не придёт никто, даже американский Бэтмэн. Я из того поколения, которое помнит 90-е и знает: на  практике, когда «уходит» государство, приходит рэкет. Без государства все слова о гражданских правах не более чем заклинания кота Леопольда «давайте жить дружно». Права людей гарантируются ровно настолько, насколько их гарантирует государство. Сильное государство – сильный гарант соблюдения прав. И проблема не в государстве как таковом, а в отлаживании механизма, который препятствовал бы злоупотреблениям, – это "диктатура закона".  



И вот с этих позиций, едва Зыков заговорил о практике своего многолетнего судебного противостояния с федеральной властью, – я поняла, что мы, скорее, союзники.

 

«Дело Путина»

В июне 1999-го и до августа 2000-го следователь Андрей Зыков вёл дело, которое Генпрокуратура закрыла несколько позже, как Путин стал президентом России. Изначально никто не предполагал, что «ниточки» приведут столь высоко наверх, потому что расследовалась деятельность частной фирмы "Двадцатый трест", получавшей до 80% всех денег, выделяемых правительством для поддержки государственных предприятий Санкт-Петербурга. Десятки миллионов долларов – это немало и сейчас, а по меркам 90-х это вообще были сумасшедшие деньги. Вот один эпизод вовлеченности Путина, тогда заместителя мэра Собчака, в сотрудничество с "Двадцатым трестом": и Андрей Зыков демонстрирует новгородцам копию расходника, выданного частной фирмой госслужащему Путину для оплаты его поездки в Финляндию, где он выбирал проект коттеджа для своей дачи на озере Комсомольском. Частная фирма оплачивает поездку чиновника, связанную с его личными делами, – что это, взятка или внезапная благотвортельность?



Другой эпизод: в 1991 году под маской необходимости «прокормить» Санкт-Петербург администрация Собчака приняла решение продать за рубеж редкоземельные металлы в обмен на продукты. Однако эти продукты в город так никогда и не поступили, а под рядом договоров значилась подпись В.В. Путина. Не считаю нужным пересказывать здесь нюансы, любопытствующие могут обратиться к материалам http://www.zaks.ru/new/archive/view/83713 и http://www.svobodanews.ru/content/article/1972366.html. Сроки давности по «делу Путина» давно вышли, если только, как это сделано в цивилизованном мире, не будет принят специальный акт о том, что высшие должностные лица до конца жизни отвечают перед законом за принятые ими на властном посту решения.

Как же «дело Путина» сказалось на судьбе следственной бригады? Прежде всего, все, кроме её руководителя Андрея Зыкова, дали подписку о неразглашении: ясно, что ценность сегодняшней публичной деятельности экс-следователя в этих условиях возрастает в разы. Один следователь из группы ушел в монастырь, другие – по специальности не работают. Сам Зыков был уволен сразу по выработке им пенсионного стажа по причине, ничтожность которой впоследствии доказал суд.

 

Президент не знает своих прав и обязанностей?

С тех пор Андрей Зыков поставил себе цель: в публичном правовом пространстве уяснить суть понятий, которыми закон регламентирует права и обязанности Президента. В многочисленных обращениях в суд (30 исков приняты и столько же отклонены) он обжалует действия Президента как высшего должностного лица: к примеру, Президент в срок не отвечает на письма, не продляет сроки обжалования решений, отказывается корректировать в рамках своих полномочий действия всех трех ветвей власти, хотя по Конституции является гарантом исполнения её положений. В принципе, здесь имеет местосложная юридическая коллизия: Президент – это должностное лицо или же лицо, замещающее высшую выборную должность, регулятор функционала Президента – это всё-таки Конституция или же Конституционный Федеральный Закон… Для рядового гражданина эти нюансы неважны до тех пор, пока, к примеру, премьер-министр не навострит лыжи в кандидаты в Президенты и, не покидая должности (в отпуск), в предвыборный агитационный период займет собой львиную долю телеэфира, забросает печатные СМИ статьями-стратагемами – причем всё это, вопреки логике и мнению оппозиции, агитацией признано не будет. Так, мол, премьер просто захотел пообщаться с народом на множестве СМИ-площадок одновременно… По мнению Зыкова, «не может успешно страной управлять человек, который не знает четко своих должностных обязанностей и законов, которыми они регулируются. Спасибо, говорит, что Путин не врач, а всего лишь плохой юрист».

Зыков: от первого лица

Андрей Анатольевич крупный здоровый обаятельный оптимист под 60, свободное время пенсионной жизни посвящающий переписке с судами, Администрацией Президента и др. Захотелось спросить у него о человеческом, неюридическом: похоже, он был удивлён таким вопросам, но открытости не утратил.

– Как семья относится к Вашей правотворческой деятельности?

–  Смирились. Сын пошел по юридической части, но к политике у него иммунитет. Жена может при посещении кладбища, где покоится дед, указать на его могилу и сказать: вот, тоже ушел в политику, в 9 января 1905 года, а бабушку с четырьмя детьми на руках оставил, не подумал… Но – в целом поддерживают.

 

– Должно быть, что-то в Вашем воспитании определило сегодняшнюю Вашу повестку дня?

– Да, пожалуй. У родителей была и у меня сейчас есть под 6 тысяч томов библиотека. А в 12 лет я познакомился во дворе с Владимиром Львовичем Глебовым – вместе выгуливали собак. Он оказался сыном Каменева и около 6 лет мы общались, так что антипатия к коммунистическому строю у меня только усилилась. Мысль о том, что человек, уставший защищать свои права и свободы, теряет право называться человеком, засела во мне крепко.

 

– Так Вы хороните перспективу построения правового государства в России?

– Напротив, я не «раскачиваю» государство, а занимаюсь просвещением его членов и всякий спор перевожу в правовое поле! Потому что если люди не понимают сути законов – говорить о правовом государстве нельзя, а мой опыт доказывает: у нас даже Президент по-хорошему закона не знает.

 

– Эта правовая некомпетентность для Вас четко привязана к личности Владимира Путина?

– Нет, правовую компетенцию одинаково не демонстрируют ни Путин, ни Медвеев, ни Администрация Президента, которая позволяет себе пропускать слова в официальных ответах на мои обращения и вызывает к жизни мифические личности вроде «Руководитель Президента РФ» (нужно бы «Руководитель Администрации»). На вопрос, кто это, – нет ответа:право граждан на ответ нынешняя власть не уважает и не реализует.

 

– А приличные люди, на Ваш взгляд, во власти встречаются? Эти президенты нехороши, а кто – годится?

– Я считаю, Владимир Путин в случае обострения ситуации в стране способен к агрессии против народа – чужими руками... А потенциал я вижу за Дмитрием Козаком, за которым шлейфа некомпетентности нет. Интересен Андрей Илларионов, бывший советник Ходорковского. Экс-судья Конституционного Суда Анатолий Кононов был бы хорошим претендентом на пост Президента, но есть ли в нём эти амбиции…

 

– В чем конечный смысл Вашей активности в правовом поле? Чего Вы ждёте от встречи с участниками политклуба Вече 2.0?

– Мне нередко перестают отвечать на запросы под предлогом «ответ Вам был дан ранее» – а это не ответ, а отписка. И нужны люди, которые от себя зададут вопросы власти. Целей такой работы несколько. Во-первых, пора стране уяснить смысл понятий, которыми в законах регламентируются права и обязанности Президента – без этого не будет у нас правового государства. Во-вторых, необходимо просвещать население, которое должно пользоваться своими правами последовательно и исполнять свои обязанности толково: от службы в армии до выплаты налогов. В-третьих, сегодня удаётся высмеять власть, подвергнуть её остракизму – она начнет меняться, как только уровень её нелигитимности в глазах народа станет просвещаемому народу очевиднее.

Зыков: глазами современников

Я спросила товарищей по политклубу и гостей о впечатлениях от знакомства с «человеком, который вёл «дело Путина». Как они планируют жить в стране при руководителе, чья биография предстала перед нами будущим «щедрым подарком» для следственных органов?

Вадим Бериашвили, КПРФ:  – Я обратил внимание, что Путин не побрезговал незаконно получить на командировку жалкие для него 1160 $, хотя, по данным Зыкова, его состояние уже тогда измерялось в миллионах у.е. В этом поступке отчётливо проявились и страсть Путина к обогащению, и пренебрежение к закону, и поразительная мелочность. Он даже не побоялся оставить такую явную улику, настолько этот чиновник был уверен в своей безнаказанности. И ведь его уверенность оказалась абсолютно оправдана! Можно представить какие угодно доказательства его преступлений, а он всё равно не понесёт наказания? Так не пойдёт.

Юрий Тамберг, инженер: – Я уверился окончательно, что стране годится только бескровное обновление. Для этого взрослым нужна неотвратимость наказания, а детям – воспитание нравственности в школе и дома, тянуть с которым дальше нельзя: мы теряем поколения.

Ксения Сергеева, «Яблоко»: – Путин циничен, пренебрегает правами и безопасностью граждан, на встрече с Зыковым я получила подтверждение своим планам и дальше участвовать в акциях оппозиции.

Андрей Моисеев, юрист, экс-депутат городской Думы: – Дичайший правовой нигилизм в стране надо преодолевать сообща, и полезно начать с разъяснения того, что же всё-таки входит в обязанности Президента России.

Моё резюме: – Граждане в поисках ориентирующей информации обратились к человеку-носителю эксклюзивной информации, и у многих она будет влиять на характер их действий в политической и общественной сфере. Версию Зыкова мы знаем – а вот трактовку ряда фактов из жизни Путина его пресс-служба обществу, увы, не предлагает. Для сравнения: помощники Барака Обамы в США объясняются за шефа с целой страной: родился ли претендент на второй срок в Белом Доме на территории США, сомнения в чём намеренно подогреваются оппозицией (согласно американской конституции, президентом может стать только тот, кто родился на территории страны). Наша демократия и демократия тамошняя – вроде даже и не сродственницы: такие они разные… Путин – заложник «дела Путина», потому что не в традициях сложившейся у нас системы власти вести диалог с обществом – это нарушение «сакральности» верховной власти. Вроде как не царское это дело – объясняться.

Приглашение Зыкова в Новгород – это симметричный ответ новгородцев на установленный в Новгородской области «заслон» политической конкуренции. 23 мая 2012 года Новгородской областной Думой был принят закон о выборах губернатора, устанавливающий невозможность участия самовыдвиженцев в выборах губернатора и необходимость собирать максимально  возможное (по федеральному закону) количество «подписей поддержки» от депутатов-муниципалов. С этой задачей не справиться никакой партии, кроме партии власти. Как я и предупреждала ещё месяц назад, результат печальный: Родина российской демократии породила ПАРОДИЮ на неё. А «перекрытие» цивилизованной возможности участия разнопартийных свежих сил в борьбе за власть порождает в регионе формы латентной, протестной и неподконтрольной общественной активности. И едва ли это – желанный федеральному центру эффект. Региональный губер-закон подставил Москву. Сейчас – по мелочи, к осени – по-крупному.  



 

Авторские колонки

Комментарии

Авторские колонки