3586

Ровно 30 лет назад ГКЧП совершил попытку госпереворота

В августе 1991 года ряд советских чиновников образовали Государственный комитет по чрезвычайному положению, стремясь сохранить страну и отстранить президента Михаила Горбачёва от власти. Об этой исторической вехе рассуждает публицист Руслан Мармазов в авторской колонке специально для Федерального агентства новостей.

© фото riafan.ru
© фото riafan.ru

По словам автора, симпатизировать гэкачепистам в 1991-ом году считалось дурным тоном. Ситуация разрешилась быстро, обошлось без радикального раскола и гражданской войны. При этом ядро организации выглядело серьёзно все, кроме Александра Тизякова, являлись членами ЦК КПСС.

Мармазов отмечает, самым запоминающимся персонажем тех событий оказался Геннадий Янаев, который, по логике вещей, должен был принять на себя весь груз власти в СССР, но вместо несгибаемого лидера страна увидела на экранах невзрачного человека с трясущимися руками.

И это обидно хотя бы потому, что последние руководители подлинной советской закалки оценили грозящие стране риски, да и не риски уже даже, а прямые удары. Выступили против этого, обладая всеми полномочиями, конституционной базой, имея под рукой армию и спецслужбы. А в итоге были без особых хлопот обезврежены оппонентами и рассажены по камерам. Ненадолго, да. Скоро всех выпустили, потому как гэкачеписты никакой реальной опасности не представляли, продолжает публицист.

Автор проводит ассоциативный ряд с отправкой на покой Никиты Хрущёва, но также отмечает, что о своих задумках «антихрущёвцы» никого не информировали и пресс-конференций не проводили. По его словам, в отличие от участников ГКЧП, они сделали всё технично и быстро, не нарушив покой страны.

По мнению Мармазова, существенное отличие этих процессов в том, что отставка Хрущёва и все события вокруг неё были внутренним вопросом СССР. Но страна уже трещала по швам, а для закордонных врагов этот треск был музыкой.

Я ехал в роддом забирать жену и крохотную дочку, появившуюся на свет за пять дней до того. Мы снимали микро-квартирку в не самом престижном районе Донецка. Возле трёхэтажного построенного пленными немцами здания поворачивал трамвай, и тогда в нашем жилище все ходило ходуном. Старый телевизор, почти ничего не показывавший, зато говоривший громко, транслировал «Лебединое озеро» и намекал, что наступают большие перемены. Так и вышло. Большая страна рассыпалась на запчасти и национальные элиты с плохо скрываемым удовольствием поменяли партбилеты на вышиванки и тюбетейки. Полыхнули войны, и если бы не молодость и запас прочности, заложенный в СССР, пережить это было бы трудно, рассуждает автор.

Многие события тех лет пересмотрены под новыми углами. Отношение к участникам ГКЧП неоднозначное, но зачастую уважительное. По словам Мармазова, история неспешно расставляет всё на свои места.