В банке с пауками: очередная серия дорожно-налоговой драмы в Новгородской области

4.1K
4
Нет фотографии Автор: Владимир Рубин
Пятница, 8 апреля, 16:07

Мы продолжаем с большим интересом наблюдать за банкротным процессом компании «Трэксервис». Если кратко резюмировать, то сейчас суд вслед за журналистами наконец-то углядел в некоторых кредиторах некоторую недобросовестность. Теперь мы ждём, когда же это заметят правоохранительные органы и федеральная налоговая служба. Присоединяйтесь к нам.

Банкротное дело дорожной компании «Трэксервис», чья провальная работа на улице Псковская в 2019 году чуть не поставила мэра Сергея Бусурина на грань увольнения, и их теневых хозяев, обналичивших только по уже известным транзакциям более 135 млн рублей через своих «работников», выходит на федеральный уровень. Об этом сегодня стало известно редакции «Новгород.ру».

Начало

Начиналось всё довольно буднично для тех, кто хотел беспрепятственно обанкротить компанию с миллиардным оборотом, тихо простить долги партнёрам, вывести деньги и имущество из-под претензий кредиторов и слить «удачный» бизнес без шума. На банкротство «Трэксервиса» полтора года назад подало АО «СМУ-57». 

Поводом для начала процесса послужил довольно незначительный долг компании «Технострой» перед «СМУ-57». Долг «СМУ-57» с радостью уступило «Трэксервису» по договору цессии. По этой цессии «Трэксервис» вовремя расплачиваться не стал. А в судебном процессе выяснилось, что директор «Техностроя» (который должник по цессии) и по совместительству получатель зарплаты в «Трэксервисе» (который банкрот) — это одно и то же лицо по фамилии Татаринов. Всё, казалось бы, пошло планово и под контролем.

Кстати, эта же фамилия уже всплывала в мутных схемах этого банкротного дела — мы его видели руководителем организации «Стройтехника», которую не так давно оставили почти ни с чем — по предложенным суду документам им должны были 48 млн рублей, а в итоге суд одобрил только 2,6 млн рублей — чуть больше 5% от того, на что они рассчитывали.

Также фамилия Татаринов фигурировала в решении по факту налоговой проверки, которой подвергли деятельность компании «Трэксервис» в конце 2021 года. Уже тогда выяснилось, что Татаринов является всего лишь номинальным руководителем «Техностроя», кроме того, возникли сомнения в том, что именно он ставил свою подпись под документами договора субподряда, которые заключались с «Трэксервисом». 

И, если уж продолжать разбираться в связях ретивых кредиторов, стоит обратить внимание на то, что обе компании — и «Технострой», и «Стройтехника» — оказались зарегистрированы по одному и тому же адресу, в обычной квартире на ул. Свободы. Кстати, именно эта квартира фигурирует в другом банкротном деле, тесно связанном с тем, про которое мы сейчас рассказываем, через одно лицо — господина Борцова. Этот персонаж вам должен быть знаком по нашим публикациям.

Странно, что такие факты, ставшие известными уже полгода назад, в суде стали иметь какое-то значение только сейчас. По оценкам наших журналистов-расследователей, в банкротстве «Трэксервиса» в делах уже включённых в реестр требований кредиторов компаний есть ряд документов, имеющих признаки фальсификаций. Жаль, что им, вероятно, ещё не дана правовая оценка, либо не назначена полноценная экспертиза.

Интересно, что в банкротстве «Трэксервиса» неудачи его ненастоящих кредиторов прямо указывают на обязанность проверки уплаты налога с прибыли и НДС банкротом и его «партнёрами». Ведь если суд указывает на мнимость сделок, то встаёт вопрос о доначислении многомиллионных налоговых неустоек и штрафов. Региональная ФНС всё это видит как обязательный участник судебного процесса, но бездействует абсолютно. 

Помните, мы писали, что неправомерное поведение дорожников лишило региональный бюджет сотен миллионов налоговых отчислений? Здесь примерно то же, но печальнее: усматривается прямая вина в бездействии должностных лиц ФНС. В частности, отдела, занятого банкротствами. 

В тот раз мы посчитали на пальцах убыток от безразличия налоговиков, а здесь это можно сделать с точностью до копейки. Напомним, мошенничество с налогами на сумму более 2,5 млн рублей — тяжкое преступление. Странно, что журналисты в банкротных делах могут разыскать источник финансирования дефицита бюджета, а руководство ФНС — нет. 

Пока материал готовился к выпуску, из информационных ресурсов ФНС мы узнали, что курирует эти вопросы в нашем регионе заместитель начальника УФНС Хохлов. И знаете что? Кажется, он получал высшее образование вместе с талантливым юристом Хомко — представителем одного из учредителей «Трэксервиса» — Анастасией Кругловой. 

Госпожа Круглова — дочь того самого Борцова, который, по мнению некоторых участников процесса, является теневым руководителем «Трэксервиса» и, по-видимому, автором всех этих мутных схем по выкачиванию денег из бюджета и карманов честных кредиторов. Цепочка короткая, от банкрота до начальника ФНС всего пара рукопожатий. Мы ничего не утверждаем, если что. Просто обратили внимание.

Позорное продолжение

Давайте вернёмся к суду. Как говорят в кулуарах арбитражного суда, есть всего три вещи, на которые специалист по банкротству может смотреть бесконечно: как от дел отстраняют ленивого арбитражного управляющего, как суд «выкидывает» из дела ложного кредитора-мошенника и как Следственный комитет возбуждает уголовные дела по фальсификации доказательств. Дело «Трэксервиса» обещает доставить чрезмерное удовольствие зрителям по всем трём видам странных удовольствий юриста.

Когда началось банкротство, в череду кредиторов «Трэксервиса» полезли компании, связанные с тонущими дорожниками в настоящем или прошлом общими директорами, номерами телефонов руководства, работниками и представителями. Претензии этих друзей банкрота исчисляются десятками миллионов. 

Такие претенденты на рубли рассчитывают, что суд поверит, будто без техники и имея в штате всего три-семь человек, куда еле влезает руководство и бухгалтерия, они выполняли самостоятельно строительные работы на тысячи человеко-часов. Суд, может быть, и поверил бы, да настоящие кредиторы, кого безапелляционно дирижёры банкротства оставили ни с чем, против.

Ещё раз напомним, 15 марта Арбитражный суд Новгородской области признал необоснованными претензии кредитора «Стройтехника», желавшего получить с «Трэксервиса» 48,5 млн рублей. Да, это та самая организация, руководителем которой является господин Татаринов. Не помогло то, что в суд представители кредитора принесли множество актов по договорам аренды техники. Даже при богатом воображении и закрытых глазах нельзя было поверить, что фирма с мизерной штатной численностью и при отсутствии в собственном распоряжении спецтранспорта могла хоть что-то сдавать в аренду. 

И, кстати, вряд ли кого-то из наших внимательных читателей удивит тот факт, что в отношении «Техностроя» в арбитражный суд поступило заявление о признании его банкротом. Каскад банкротных дел — это то, что мы уже наблюдаем и будем наблюдать в не очень тесном кругу дорожных дружеских организаций, потому что это может быть вполне действенным способом распределить оставшиеся активы компаний по тем самым дружественным карманам.

Но может и не быть, если суд будет относиться ко всем кредиторам с известной долей скепсиса: вот например, два дня назад этот же суд отказал по требованиям компании с мотивирующим названием «Перспектива» к дорожникам из «Трэксервиса» на 6,1 млн. рублей. Суд уже не в первый раз не поверил в достаточность или подлинность тех бумаг, что несут ему креативные кредиторы и их бесстрашные представители.

Почему так?

Смотрите, что происходит: из целых полутора лет банкротства мы увидели всего две недели судебных баталий, в которых ясно вырисовываются подозрения на фальсификацию доказательств в адрес суда, подделку сотен хозяйственных документов. Их же кто-то должен придумывать, создавать, нести в суд и отстаивать перед государством в мантии. Поскольку фальсификат проникает в суд per se — в чистом виде — такие смельчаки, мы видим, среди кредиторов нашлись. Но они ничего не боятся. Почему? Потому что никого вокруг такое зло не волнует настолько, чтобы наказывать виновных. 

У всех есть отговорки. Настоящим кредиторам некогда, они свои деньги спасают. Сами виновные на себя явку с повинной писать вряд ли станут. Арбитражный суд, в свою очередь, заявляет, что нет у него такой обязанности. Следственный комитет молчит. Всё пропало, новгородскую экономику мошенники разорвут жадными волосатыми лапами? Нет! На каждое безразличие найдется десяток пылких журналистов, и добро не окажется безнаказанным, а зло не скроется без вознаграждения. 

Мошенники хотят «молдавскую схему»

Примерно 15 лет назад в офшорной практике интернационального преступного олигархата, к которым специалисты причисляли некоторых жителей Новгородской области, широкое распространение получила практика обращения в арбитражные суды Молдовы за взысканием вымышленной задолженности, существующей лишь на бумаге.

Никто не хочет принизить авторитет молдавского правосудия, но такие фейковые дела рассматривались в массовом порядке именно там. Суд не очень внимательно вдавался в подробности возникновения долгов, выносил решения о взыскании, а здесь, на территории России, эта задолженность оказывалась в нужных карманах. Кажется, таким судебным путем был отмыт не один миллиард долларов. Эти дела в юридических кругах стали называться «молдавской схемой».

Абсолютно то же в смысле генерации поддельной задолженности происходит, когда ложный кредитор с недавно скреативленными на коленке документами приходит в банкротный суд. Мы уже писали, что теневые хозяева «Трэксервиса» используют методы отмыва капитала и мошенничества, популярные в 90-х. А вот вам и устаревшие схемы создания задолженности. Все про них знают, кроме налоговиков и правоохранителей в Новгородской области.

Есть надежда на то, что российские суды не захотят становиться «молдавскими» настолько, чтобы быть удобным инструментом в руках мошенников. Одним из способов противодействия мошенникам является гиперреакция на подделки. Суд, видя, что его хотели обвести вокруг пальца, выносит частное определение в адрес Следственного комитета, где обязывает проверить документы и сделки.

Следователи не имеют права проигнорировать определение суда. Проверка заканчивается посадкой. Пару лет назад Верховный суд в обзоре практики сообщил судьям по всей стране, что вынесение частных определений по мошенникам — обязанность. Эта жёсткая система должна уберечь экономику от «молдавских» схем.

В деле «Трэксервиса», несмотря на обилие фейковых документов, никто частное определение так и не вынес. Система дала сбой?

Безусловно, отсутствие частного определения суда не снимает со следователей обязанности проверить несколько сотен документов, что отправили в Арбитражный суд Новгородской области. Проблема лишь в том, что никто, кроме журналистов, эти документы не читает и аудиозаписи заседаний суда не слушает. Людям в погонах всё равно. Мы даже можем здесь написать, что эта статья — официальное сообщение о преступлении — покушении на мошенничество в особо крупном размере вместе с фальсификацией доказательств для суда.

Никто не снимет трубку, не позвонит и не спросит, о каких документах идёт речь. Можно подумать, будто Новгородская область — чашка Петри, в которой каждый день идёт эволюция, возникают и рушатся целые цивилизации. На самом деле, регион выглядит как миска куриного протобульона в морозилке. Здесь уже традиционно речь идёт не о развитии, а о выживании из-за душащих экономику мошенников.

Так, а при чём тут «федеральный уровень»?

По свежей информации «Новгород.ру», в банкротном деле против новгородских дельцов по обналичиванию денежных средств подрядился участвовать юрист, который стал едва ли не единственным в России, если не единственным в мире, конкурсным управляющим, рассчитавшимся со всеми кредиторами.

Его дела, в том числе дело «Трэксервиса», крона которого сочно цветёт деньгами государственных нацпроектов, привлекли внимание визионеров из российского журнала «Форбс», а также центрального аппарата минюста России. Об этом человеке и его методах мы рассчитываем сделать один из следующих материалов.

Смотрите также

Вести с дорожного дна. Неудачи новгородских мошенников начались? 3

Несколько дней назад в тиши кабинетов Арбитражного суда Новгородской области мастера профессионального спорта по выводу активов, полученных за счёт денег дорожных нацпроектов, потерпели неудачу. Маленький шаг для региональной экономики, огромный шаг в сторону справедливости судебной системы.

Два раза — совпадение, четыре — для тупых. Вести с финансового дна дорожного бизнеса 2

Наполеону приписывают утверждение о том, что если поставить мошенника у всех на виду, то он будет действовать, как честный человек. Идеалист был не прав, поэтому скончался не в столице Французской империи собственного имени и даже не в Великом Новгороде, а в глухомани на острове Святой Елены.

Новгородская область. Архипелаг для мошенников и налоговых уклонистов 6

Новгородская область исправно пополняет федеральный бюджет. В 2019 году мы отправили в центр почти 6,6 млрд рублей. В 2020 году — 8 миллиардов. В прошлом году случился статистический провал: регион насобирал для центра «всего» 4 миллиарда. В 2019 году в бюджет региона компании перечислили 25,7 млрд рублей, в 2020 году — 24 миллиарда, а в прошлом году 31,4 млрд рублей.

Комментарии